Заводская школа в селе Пожва

Пожвинский завод, будучи в начале XIX в. передовым предприятием отечественной промышленности, был во многом обязан этим наличию на заводе высококвалифицированных, грамотных мастеровых, прошедших первоначальную подготовку в заводской школе.

Первые заводские школы на Урале были открыты еще в начале XVIII в., в 1721 г. — в Кунгуре, Алапаев-ске и Уктусе. Основателем этих школ был начальник Уральских горных заводов Василий Никитич Татищев, человек одаренный и широко образованный. Разработанная Татищевым в 1736 г. инструкция под названием «Учреждение, коим порядком учители русских школ имеют поступать» оставалась на долгие годы основным программным и методическим документом для заводских школ.

Заводские школы были вызваны к жизни настоятельной потребностью обеспечить бурно растущую горнозаводскую промышленность Урала кадрами грамотных рабочих; они были тесно связаны с предприятиями, переживая совместно периоды процветания и упадка.

Как уже отмечалось, в 1798 г. Главное правление заводами, соляными промыслами и вотчинными имениями Всеволожских на Урале было переведено из Усолья в Пожву. В новый административный центр переносилось все обширное делопроизводство по уральскому хозяйству Всеволожских. Потребность в конторском и административно-производственном персонале определила необходимость открыть самостоятельную заводскую школу.

Заводская школа была открыта в январе 1799 г. 24 февраля 1799 г. заводское правление представило за-водовлад ельцу поименный список учащихся, зачисленных в школу. Из 15 человек первого набора 11 приступили к «изучению словесной грамоты», а 4 человека, «выученных словесной грамоте при родителях», — к письму. Из всех учащихся лишь трое были детьми ремесленников, остальные — «служительскими детьми» К первым школьным учителем был Кабанов, прибывший в Пожву из Москвы.

О том, как было организовано обучение в заводской школе, видно из письма В. А. Всеволожского от 18 ноября 1803 г.:

«...на содержание мальчиков, обучающихся к словесной грамоте, требуется'знатная сумма, которой расхода избежать весьма удобно. Можно так, что не только я должен кормить их даром, но должен получать от них и в теперешних их летах прибыль. Так у меня и здесь в конторе (в Москве. — П. К.) мальчики, от вас же привезенные, продолжают разные науки вдруг и я вижу успех, почему и вам рекомендую сделать следующим правилом: мальчиков обучать к словесной грамоте и писать только в сутки два часа, а прочее время употреблять их всех, какого бы они звания не были, в работы им свойственные, как-то к деланию гвоздей, удочек ,и скоб и тому подобное, дабы они получая по работам плату могли содержать себя. И чтобы не почитали вы и они втя-гость, ибо когда они Приобыкши к работам и заводским действиям, зная грамоте, могут полезнее быть мне на службе и смотря на их состояние могу весьма лучше сортировать... Когда же после по достоинству будут прикащиком или приставом, то ему всякое мастерство уже известно...»

Внутрений вид школыИз числа учащихся первых наборов вышли известные строители паровых машин и первых пароходов Петр Карпович Казанцев и Семен Петрович Истомин, первый волжский капитан Николай Осипович Беспалов и многие другие.

В начале второго десятилетия XIX в. в связи с возросшими требованиями производства в школе вводится как обязательный предмет арифметика, а также увеличивается число обучающихся и «...не только тех, кои должны поступить в приказную должность, но и тех, которые к мастерствам определяются» 3. В 1822 г. в школе была образована группа из 33 человек, преимущественно из детей мастеровых, в которой обучение осуществлялось по системе Ланкастера: лучшие из старших учеников обучали младших. Первыми учителями по этой новой системе были выпускники местной школы Яков Левин и Василий Хлебутин, прошедшие в 1821 г. полугодовую подготовку в Ярославле. В следующем, 1822 г., по системе Ланкастера обучался уже 71 человек, тогда как в арифметической школе число учащихся в 3-х классах составляло 43 человека.

Такая форма обучения была весьма выгодна для завод овладельца; не случайно он давал указание заводскому правлению такого содержания: «...рекомендую оному правлению завести такую школу (ланкастерскую — П. К.) на первый случай не для всех вообще служительских и дворовых мальчиков, а обучать оных столько, сколько нужно для размещения по должностям, излишне же размножать и делать полуученых бесполезно и недолжно и они ни к чему не послужат как только мне и себе в тягость»

Ланкастерская школа в 1823 г. состояла из семи «столов; Причем в начальном, седьмом, обучалось 25 человек, а в высшем, первом — 5 человек. В начальном проходили обучение дети в возрасте от 7 до 10 лет, а в высшем — от 10 до 14 лет. В 1841 г. заводская школа в Пожве была преобразована в приходское училище.

Русский народ бережно хранит память о народных умельцах, способных, как говорят в народе, и блоху подковать и березу за мореный дуб выдать. Немало даровитых мастеровых поистине с золотыми руками знала и Пожва. Но это были не безграмотные иванушки. Уже в первой четверти XIX в. значительная часть мастеровых ведущих профессий Пожвинского завода была грамотна. Многие из мастеровых могли не только работать по чертежам, но и выполнять в чертежах новые, задуманные ими конструкции машин и механизмов. И в подготовке этих квалифицированных мастеров несомненна заслуга заводской школы.

Ссылки по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *