Коми-Пермяцкий округ в годы гражданской войны

Революционное движениеВесной 1918 года вборьбе против первого пролетарского государства объединились две силы — международный империализм и внутренняя контрреволюция. Начавшаяся военная интервенция развязала гражданскую войну. Страну сжало плотное кольцо фронтов. Советское правительство бросило клич: «Социалистическое Отечество в опасности». 2 сентября 1918.года ВДИК объявил страну единым военным лагерем. Коммунистическая партия обратилась к народу с призывом: «Все для фронта, все для обороны Республики».

Вместе с пролетариями всей страны на призыв Центрального Комитета партии откликнулись и трудящиеся коми-пермяцкого края. Зимой 1918/19 года через север Прикамья проходил левый фланг Восточного фронта гражданской войны. Еще до прихода регулярных частей Красной Армии в селах коми-пермяцкого края для борьбы с контрреволюцией было сформировано более 20 красногвардейских отрядов, объединявших свыше 1000 добровольцев-коммунистов.

Шли в Красную Армию старики и молодые. В возрасте  50 лет только из Архангельска уехали добровольцами до 10 человек, а в возрасте 15 лет Лаврентий Кривощеков был по его просьбе зачислен в отряд Назукина», — вспоминал в последствии активный участник гражданской войны в Прикамье Г. В. Кривощеков.

Было немало случаев, когда коми-пермяки уходили в Красную Армию целыми семьями, — читаем мы на страницах книги «Особая бригада». — А семьи у них большие. Известно, например, что в Особой бригаде сражались с колчаковцами шесть сыновей Василия Петрова из с. Егвы: Николай, Тимофей, Василий, Егор, Максим и Федор».И многие женщины коми-пермячки добровольцами вступили в ряды Красной Армии, принимали активное участие в разгроме врага. Они ухаживали за ранеными, принимали участие в боевых действиях, выполняли ответственные поручения командования.|

8 сентября 1918 года газета «Известия Чердынско-Печорского края» опубликовала следующую резолюцию зачисленных в армию жителей Кочевской волости: «Мы, мобилизованные дети трудовой семьи и сыны свободной страны — Советской Республики, идя в ряды Красной Армии, будем бороться с чехословацкими бандитами и всеми контрреволюционными выступлениями, не считаясь ни с какими лишениями, будем идти гордо и смело, в бой, не щадя своей жизни, защищая дорого добытую трудовым народом свободу. Наш долг и наша обязанность вести беспощадную борьбу с общим врагом — имущим классом, который, всю жизнь выжимая из нас, рабочих и крестьян, все наши трудовые силы, сейчас в предсмертной агонии бросается во все стороны для подавления рабоче-крестьянской власти. Но мы сильны, нас, трудящихся, много, и нет той силы, которая может нас победить. Мы громко заявляем: «Прочь руки от наших прав. Смерть капиталу!»

Коми-пермяцкое население оказывало всестороннюю помощь Красной Армии. Большинство местных жителей доброжелательно относилось к красноармейцам, охотно предоставляло им жилье, продовольствие, фураж. Женщины варили обед, стирали белье, мужчины помогали в перевозке грузов. При этом многие отказывались от денег, которые предлагали им красноармейцы.

По планам Антанты, Колчак должен был захватить Урал, затем Пермь, Вятку и, соединившись с войсками англо-американских интервентов в районе Котласа, двинуться на Москву.

Пермское направление прикрывала 3-я армия. В конце ноября 1918 года восточнее Перми начались ожесточенные бои. Рабочие уральских заводов спешно сформировали и направили в помощь частям 3-й армии отряды добровольцев. Однако, несмотря на все усилия, 24 декабря 1918 года Пермь заняли белогвардейцы. Понеся большие потери, 3-я армия за 20 дней отступила на 250—300 километров. К 1 января 1919 года колчаковцы вышли к станции Григорьевской, куда отошла 29-я дивизия, составлявшая крайний левый фланг 3-й армии.

После взятия Перми колчаковцы выделили часть войск для захвата Верхнего Прикамья. В это время-здесь в районе Усолья действовали 21-й Мусульманский и 4-й Уральский полки, а также отряд Усольского уездного чрезвычайного комитета, скомплектованный из коммунистов Пожвы и Майкора. В районе реки Косьвы находился 22-й Кизеловский горный полк. В конце декабря на совещании партийных работников в Усолье было решено объединить все отряды и части в одну войсковую единицу и соединить ее с 3-й армией. Был даже создан штаб 1-й Северо-Уральской сводной дивизии, в которую были включены 4-й Уральский, 21-й Мусульманский и 22-й Кизеловский горный полки.

Отходя с боями из Усолья, 22-й Кизеловский полк в январе 1919 года прибыл в район Кудымкара и оказался в центре края, охваченного ожесточенной классовой борьбой, ’ принявшей формы открытой вооруженной схватки.

С приближением колчаковцев кулаки начали открыто выступать о оружием в руках. Для подавления этих выступлений волостные партийные комитеты формировали отряды коммунистов и деревенской бедноты.

К приходу 22-го Кизеловского полка такие отряды были уже во всех крупных населенных пунктах края. Они сразу же установили связь с частями Красной Армии и начали им активно помогать, а затем влились в их ряды. Отряды коми-пермяков были готовыми, вполне надежными боевыми соединениями и пошли на пополнение рот 2-го батальона и команд полкана из Архангельского и Егвинского отрядов были сформированы 7-я и 8-я роты, которые вместе с 9-й ротой (бывший отряд Афанасия Иазукина) составили 3-й батальон.

Командирами вновь сформированных рот и 3-го батальона были назначены видные местные военные работники — Я. А. Кривощеков, В. И. Дерябин и М. В. Чечулин, которые принимали активное участие как в создании отрядов, так и в работе местных партийных и советских органов.

В отрядах коми-пермяков было немало солдат и унтер-офицеров, участников первой империалистической войны, из которых многие стали в дальнейшем отличными командирами взводов, рот и батальонов, а также политработниками.

В январе 1919 года были объединены в 23-й Верхне-Камский полк отряды, находившиеся в подчинении начальника советских войск Усольско-Чердынского района, и отряды, действовавшие на территории коми-пермяцкого края в районе сел Юм и Юрла. Командиром полка был назначен С. Г. Пи-чугов, а комиссаром — С. П. Кесарев. В состав этого полка вошел и Юрлинский красногвардейский отряд Ф. Г. Копы-това.

Тогда же, в январе 1919 года, 21-й Мусульманский полк,22-й Кизеловский полк, насчитывавший около 1000 штыков и на две трети состоявший из коммунистов, а также 23-й Верхе-Камский полк (около 500 штыков) составили 5-ю бригаду 29-й дивизии, а вскоре были выделены в Особую бригаду 3-й армии. Штаб Особой бригады расположился в деревне Питеево Кудымкарского района.

Карта военных действий в коми-округе

Карта военных действий

При отступлении Красной Армии чердынские отряды и партийные организации отходили на Вятку через Юрлу и Косу, а усольекие и кизеловские — через Пожву, Май кор и Рождественское. Отход был исключительно трудным. Плохо вооруженные красноармейские отряды вели непрерывные бои с наседавшим врагом и в то же время обеспечивали эвакуацию партийно-советских организаций. Суровая и снежная зима 1918/19 года затрудняла продвижение обозов. Кроме того, активизировались контрреволюционные элементы в тылу советских войск, в селах и деревнях начали вспыхивать антисоветские восстания и мятежи.

В начале января 1919 года вспыхнуло кулацко-эсеровское восстание в селе Полва (ныне Кудымкарского района). Организаторами его были штабс-капитан царской армии эсер Наумов и местный купец Рыбъяков. Они заранее готовили почву для мятежа. Подосланные ими провокаторы вели антисоветскую пропаганду в Полве и близлежащих деревнях.

Часть населения поддалась вражеской агитации. Первыми поднялись зажиточные крестьяне из деревни Парфено-во, за ними — жители Полвы, Ключей, Филаево и других деревень. Мятежники вооружились дробовиками, топорами, вилами, расставили на дорогах посты. Начались аресты коммунистов и активистов установления Советской власти. Среди схваченных были Лаврентий Сергеевич Катаев — один из организаторов Советской власти в селе Полва, председатель волостного комитета бедноты; Федор Федорович Гуляев — руководитель партийной ячейки; Александр Степанович Зырянов— секретарь волостного Совета; Терентий Евдокимович Зырянов — военный руководитель; учительница Анфиса Андреевна Зырянова и многие другие.

Двое суток свирепствовало кулачество в Полвинской волости, творя расправу над коммунистами и деревенской беднотой. На третий день население всех деревень волости было согнано в Полву на сход. Один из главарей восстания заявил собравшимся, что с Советской властью покончено, что скоро придут белые, а пока, не дожидаясь их прихода, надо выбрать волостного старшину и другие органы власти, а затем приступить к расправе над руководителями волостных и сельских советских учреждений.

В это время подоспевший из Сивы отряд красноармейцев окружил Полву. Мятежники были захвачены врасплох. Началась паника, многие пытались скрыться, спрятать оружие. Однако почти все активные участники восстания были арестованы, лишь нескольким из них удалось сбежать. Предварительное следствие провели тут же, в Полве, затем арестованных отправили в Сиву, где состоялся суд, который приговорил 23 участников восстания к расстрелу.

Наиболее крупное кулацкое восстание вспыхнуло в Юрле. В районе этого большого села, через которое шли обозы с эвакуированными из Чердыни людьми и имуществом советских учреждений, еще в ноябре 1918 года по решению Северо-Уральского ревкома был создан укрепленный район. Всю работу возглавлял Закамский штаб связи и охраны, который разместился в Юрле в каменном здании двухклассного училища (ныне восьмилетняя школа). Начальником штаба был назначен коммунист с 1915 года В. И. Дубровский, до начала эвакуации возглавлявший в Чердыни отдел управления уездного Совета.

Кроме Закамского штаба охраны и связи, в Юрле располагались местный красногвардейский отряд под командованием Ф. Г. Копытова и только что созданный коммунистический отряд Г. Д. Конина. Продолжали работать Юрлинский волисполко'М, партийная ячейка союза молодежи и другие организации. Здесь же находились вывезенное из Чердыни имущество и эвакуированные семьи коммунистов и красногвардейцев.

Работа штаба проходила в очень тяжелых условиях. Нужно было напрягать все силы, чтобы поддержать порядок в укрепленном районе, обеспечить охрану .и снабжение всем необходимым советских и партийных учреждений, местных работников и эвакуированных.

Фронт с каждым днем приближался к Юрле, где было немало торговцев, кулаков и их пособников, враждебно относившихся к Советской власти. Эти контрреволюционные элементы сумели стянуть к Юрле значительные силы под видом окрестных жителей, приехавших на крещенский праздник. В ночь с 19 на 20 января, воспользовавшись тем, что отряд Ф. Г. Копытова находился за пределами волости, они подняли восстание, охватившее сразу ЮрлинскуЮ, Усть-Зулинскую и Юмскую волости. Возглавили его офицеры царской армии выходцы из кулаков Верещагин и Чеклецов. Они создали штаб восстания и разработали план уничтожения органов Советской власти, а также всех коммунистов, советских активистов и членов их семей. Расставив посты вокруг Юрлы, мятежники начали громить юрлинские советские учреждения.

Кулаки напали на Закамский штаб связи и охраны. Им удалось занять нижнйй этаж здания, но проникнуть на второй, где находились все отделы штаба, они не смогли. Начальник штаба В. И. Дубровский был ранен, но не потерял самообладания. Он с первых минут умело организовал оборону,

В течение трех суток мужественные защитники штаба выдерживали непрерывную осаду. Ни поджог, ни яростные,следовавшие одна за другой атаки, ни уговоры о сдаче — ничто не могло сломить их.

23 января, когда уже иссякли боеприпасы и, казалось, не было надежды на спасение, осажденные решили подготовить здание к взрыву, чтобы погибнуть, не сдаваясь врагу. Но в это время в Юрлу ворвался отряд А. П; Трукшина и разогнал банды восставших.

В подавлении восстания в Юрле и волости принимали участие ударная группа А. П. Дудырева, в которую входили Павдинский отряд под командованием П. С. Соловьева, 3-я рота и лыжная команда 23-го полка. Под вечер 23 января пришло дополнительное подкрепление от того же полка из Кудымкара.

Во время восстания погибли многие борцы за дело революции. В числе первых был расстрелян председатель Северо-Уральского Военно-Революционного Комитета А. И. Рычков. Мученическую смерть приняли председатель Чердынского уездного исполкома М. М. Барабанов (его захватили в Юме вместе с ценностями и кассой уезда), заведующий продовольственным отделом Кардаш, заведующий отделом социального обеспечения Чудинов и некоторые другие уездные работники.

В штабе связи и охраны от ран умерли Ф. Аппога, сестра В. И. Дубровского Эльза Эйхвальд и еще несколько защитников.

Одновременно с Юрлинским вспыхнуло кулацкое восстание в Усть-Зуле. Все сельские Советы и комбеды в Усть-Зулинской волости были разгромлены, актив арестован. Арестантские помещения заполнились коммунистами, бедняками и их семьями.

Несколькими днями раньше началось контрреволюционное восстание в Гайнах. Подготовленное заранее, оно вспыхнуло перед самым приходом в село белых. Мятежники захватили дорогу на Кай, по которой отходили красногвардейские отряды ,и обозы. В результате пришлось отступить на Вятку по бездорожью через Юксеево и Иванчино.

Пламя гражданской войны разлилось по коми-пермяцкой земле. Красная Армия с беззаветным мужеством сдерживала натиск белогвардейских войск. В ее рядах бок о бок с русскими самоотверженно сражались воины коми-пермяки. Национальный состав 22-го Кизеловского и 23-го Верхне-Камского полков был неоднороден, но во всех частях и подразделениях среди бойцов царила атмосфера взаимного доверияи уважения. Узы дружбы связывали коми-пермяков и русских красноармейцев. Особенно много коми-пермяков было в 22-м Кизеловском полку.

Особой популярностью пользовался председатель Усоль-ской ЧК бывший балтийский моряк с миноносца «Сильный» Афанасий Лаврентьевич Назукин. Его партизанский отряд состоял из преданных Советской власти рабочих и крестьян. Черные орлы, так называли себя назукинцы, внезапно нападали на белогвардейцев там, где их меньше всего ожидали, и так же быстро исчезали. Смелые боевые действия отряда сдерживали продвижение противника.

Войдя в 22-й Кизеловский полк, назукинцы продолжали оставаться грозой белогвардейцев. В составе полка они громили колчаковцев под Купросом, Ошибом, Архангельском.

Много отважных воинов коми-пермяков, отметивших свой боевой путь выдающимися подвигами, было в 23-м Верхне-Камском полку.

В селе Верх-Юсьве в братской могиле покоится прах Егора Петровича Подъянова, геройски погибшего в феврале 1919 года.

В те дни в районе сел Нердва и Верх-Юсьва шли бои. Прервалась связь между 21-м Мусульманским полком и штабом Особой бригады. Восстановить ее и доставить в штаб бригады пакет вызвался коммунист, член ревкома, руководитель земельного отдела Верх-Юсьвинского исполкома Е. П. Подъянов.

Верхом на лошади он незаметно пробрался в Нердву и доставил пакет. Но на обратном пути, также имея при себе секретные документы, он натолкнулся на заставу белогвардейцев. Разгорелся неравный бой. Подъянова ранило, и, теряя силы, он успел уничтожить документы.

Пытаясь вырвать у Подъянова нужные сведения, белогвардейцы вывели его раздетого на мороз и долго держали на снегу, а затем запороли шомполами. Через четыре дня тело Подъянова нашли и привезли в Верх-Юсьву.

Немало отваги и мужества проявили бойцы местных красногвардейских отрядов еще до слияния их с частями Красной Армии. Об этом напоминают памятник военному комиссару Ефиму Николаевичу Старцеву, установленный в Верх-Иньве, и одна из улиц села, названная его именем.

15 января 1919 года в деревне Митроково красногвардейцы во главе со Старцевым задержали группу офицеров,служивших в Красной Армии и бежавших из расположенной в Вятской губернии 10-й артиллерийской бригады с захваченными картами расположения красных частей. Предатели пытались пробиться через Верх-Иньву в Нердву, где в это время находились колчаковцы. Завязалась ожесточенная схватка, во время которой погиб любимый бойцами комиссар отряда Е. Н. Старцев.

Изменникам удалось бежать, но в деревне Луговской путь им преградил красногвардейский отряд села Верх-Нерд-вы. После упорного боя, длившегося около двух часов, красногвардейцы схватили и обезоружили предателей.

Отдельные проявления героизма вливались в общую борьбу с врагом и поднимали боевой дух красноармейцев.

12 февраля в результате упорных боев части 22-го Кизеловского полка заняли большое село Купрос — важный в тактическом отношении узловой пункт. В приказе командира Особой бригады М. В. Васильева говорилось: «Вчера после упорного боя 22-й полк занял село Купрос. Это имеет огромное тактическое значение, так как село является важным ключом, который открывает нам путь к Майкору и далее на берег Камы. В этом бою взяты трофеи и противнику нанесен большой урон. За столь доблестную победу полку, вынесшему на своих плечах наиболее трудные задачи, от лица службы объявляю глубокую благодарность».

Заняв Купрос, красные обнаружили в овраге у села более 80 трупов расстрелянных пленных красноармейцев, преимущественно мобилизованных крестьян-бедняков из Архангельска,

Юсьвы, Купроса, Крохалева. Их похоронили в братской могиле на (площади в центре села. Чувства глубокого негодования и возмущения, вызванные этой бесчеловечной раоправой, усиливали в душе каждого бойца ненависть к врагам революции и решимость биться с ними до победного конца.

Моральный дух красноармейцев, сражавшихся на коми-пермяцкой земле, был высоким. Командование Особой бригады неустанно заботилось об идейно-политическом воспитании бойцов и командиров. Во всех ротах действовали партийные ячейки. Вместе с командованием частей они вели большую разъяснительную работу, раскрывали классовое лицо врага.

Важным событием в жизни партийной организации Особой бригады стала бригадная конференция РКП (б), состоявшаяся 14—15 февраля 1919 года в селе Верх-Нердва (ныне Ленинск). Конференция, на которой присутствовало 43 коммуниста, избрала делегатов на VIII съезд РКП (б) и послала приветствие В. И. Ленину. Были направлены приветствия Военному совету 3-й армии и политотделу 29-й дивизии.

В это время части Особой бригады прочно удерживали линию Кува — Кадчино — Косогор — Захарово — Егва — Архангельск— Купрос — Юрич-—- Рождественское и готовы были развивать наступление на Каму. Но в марте 1919 года общая обстановка на Восточном фронте резко ухудшилась.

Создав крупный перевес в силах, Колчак на своем главном направлении (Уфа — Самара) дошел почти до Волги. Правый фланг белых наступал на линию железной дороги Пермь — Вятка. Соседняя с Особой бригадой 29-я дивизия, действовавшая вдоль железной дороги, не выдержала натиска колчаковцев и стала отходить на запад. В силу этого решено было создать для подкрепления 29-й дивизии армейский резерв в районе,станции Чепца, куда были направлены

22-й Кизеловский и 23-й Верхне-Камский полки, снятые с фронта Особой бригады. 11 —12 марта 1919 года полки начали 250-километровый переход. Войска отходили через Кудым-кар, Верх-Иньву, Афанасьевское на реку Чепцу. Оставшиеся в распоряжении Особой бригады части не смогли сдержать натиск врага и во второй половине марта 1919 года отступили в пределы Вятской губернии.

Такая же обстановка сложилась и на крайнем северном фланге 3-й армии. Здесь белогвардейцы, стремясь выйти в тыл 3-й армии и соединиться с войсками интервентов, в конце января 1919 года заняли Юксеево и Гайны и стали сосредоточивать силы для удара на Кайгородское.

Чтобы сорвать этот замысел, командование 3-й армии еще в начале января 1919 года сформировало Особую северную экспедиционную группу (Осевэк) и сосредоточило ее в районе Кайгородского. В канун февраля 1919 года группа развивает наступление по старой дороге Кайгородское — Юксеево и отрезает дорогу на Гайны. 25 февраля после ожеето

ченных боев красные части заняли Юксеево. С боями были взяты также деревни Пармайлово, Митино, Москвине,. Вер-шнннно, Зиминю и другие.

Белые перебросили из Юрлы и Гайн для борьбы против Осевэка 18-й Тобольский и Сибирский полки. Под давлением .противника части Северной группы отошли к Юксеево. Но, под угрозой окружения, не имея резервов, они были вынуждены оставить это село и отступить по направлению к Кай-городскому.

Весь коми-пермяцкий край оказался в руках колчаковцев, которые установили здесь режим кровавого террора. В захваченных селах и деревнях восстанавливались старые органы власти, учреждались следственные комиссии. Белогвардейцы жестоко расправлялись с коммунистами, активистами Советской власти, беднотой и их семьями. Что же касается кулачества и духовенства, то они хлебом и солью встречали «своих избавителей» и усердно помогали им творить жестокую расправу «ад честными тружениками.

В Кудымкаре по приказу коменданта Березина были арестованы все, кто подозревался в сочувствии Советской власти. Чтобы запугать население, колчаковцы устроили массовую порку женщин и стариков, на глазах у всех расстреляли несколько человек. Семьи коммунистов и бойцов Красной Армии были отправлены по этапу в Соликамскую тюрьму.

В поселке Майкор погибло более ста человек. Массовые расстрелы проходили в Гайнах, лилась кровь в деревнях Юрлинской, Усть-Зулинской и Кочевской волостей. Белые не щадили ни стариков, «и детей. В селе Архангельск после пыток был расстрелян старик Николай Карпович Нешатаев, отец красногвардейца, обвиненный в хранении революционной литературы. Отцы красногвардейцев Тимофей Утев и Семен Бо-талов были увезены в деревню Стариково и там расстреляны. Десятки членов семей красногвардейцев были подвергнуты публично телесным наказаниям.

Мужественно умирали от рук белогвардейцев коммунисты и сочувствующие Советской власти крестьяне. В числе 40 красногвардейцев, попавших в плен к белым в селе Архангельск, было 15 коммунистов из деревни Тимино. Их отвезли в Купрос и там расстреляли. Перед расстрелом они пели «Вы жертвою пали». Крестьянин-бедняк из деревни Дойкара Архангельского сельсовета А. Кривощеков, стоя перед карателями, крикнул: «Расстреливайте, а Советская власть победит! Вам все равно будет крышка!»

Тяжелый период переживал коми-пермяцкий народ. Но вражеские пытки и издевательства не сломили его. Они лишь переполняли чашу ненависти к врагу и удесятеряли решимость до конца отстаивать свою победу.

Люди шли в партизанские отряды, организовывали подпольные группы сопротивления врагу. В Усольском уезде не давал покоя колчаковцам партизанский отряд под командованием Строве, подготовленный Усольским реввоенкоматом для действия в прифронтовой полосе. Один из партизан, член партии большевиков с 1917 года Н. С. Кузнецов, впоследствии писал: «Самые боевые и напряженные дни в моей жизни прошли в этом отряде».

В закамских волостях Чердынского уезда с января 1919 года действовал небольшой отряд во главе с И. С. Кузнецовым. Впоследствии отряд присоединился ко 2-му батальону 9-го Железнодорожного полка.

На территории края действовали и другие партизанские отряды. Их число постоянно росло. Весной 1919 года были созданы партизанские отряды и группы сопротивления в Юсьвинской, Гайнской, Кочевской и Юрлинской волостях.

Навсегда вошли в историю края дела членов Юрлин-окой молодежной ячейки, которые иод руководством Тимы Ванькова бесстрашно боролись против колчаковцев.

Комсомольцы портили связь, приводили в негодность военное снаряжение, расклеивали большевистские листовки, составляли прокламации, в которых призывали местное население не подчиняться распоряжениям колчаковцев, не вступать в их войска, не сдавать хлеб.

В ночь на 1 мая 1919 года члены ячейки Володя Любимов и Тима Ваньков водрузили в Юрле над каменным корпусом больницы красный флаг. Для того чтобы его снять, белым потребовалась целая команда.

Колчаковцам удалось напасть на след подпольной молодежной организации. Начались облавы, слежки. Юные под полыцики, почувствовав надвигающуюся беду, решили скрыться. В Юрлу друзья вернулись после освобождения села от белогвардейцев.

Весной 1919 года ЦК партии разработал план всеобщего наступления на Колчака. Осуществляя этот план, войска южной группы Восточного фронта под командованием М. В. Фрунзе в апреле—мае перешли в контрнаступление. 20 и 21 мая 1919 года начала наступление северная группа Восточного фронта, куда входили войска 2-й и 3-й армий. Успешно преследуя противника, части 3-й армии форсировали Каму и 30 ийэня освободили Пермь, а 14 июля — Екатеринбург (Свердловск). Особая бригада 3-й армии,открывшая наступление на северном участке Восточного фронта, в июне 1919 года освободила коми-пермяцкий край, вышла к берегам Камы и форсировала ее. 22-й и 23-й полки бригады, где в основном сражались коми-пермяки, находились на правам\ фланге Особой 'бригады и наступали южнее: по Сивинскому, Карагай-скюму и Нердвинскому районам. Февральско-мартовское наступление Особой бригады в коми-пермяцком крае отвлекло значительные силы противника с главного направления Пермь — Вятка и задержало его почти на месяц. Это позволило обеспечить оборону открытого фланга 3-й армии и отразить попытку обхода этого фланга.

При освобождении Северного Прикамья на его территории создавались временные революционные комитеты, которые затем передавали власть вновь избранным Советам. Население края, испытавшее на себе все ужасы колчаковской оккупации, активно включалось в борьбу за восстановление Советов, налаживание крестьянских хозяйств. Общее настроение людей в это время хорошо выражено в заявлении крестьян, собравшихся на митинг в селе Купросе 7 сентября 1919 года: «Мы, граждане Купросской волости, почувствовали на себе угнетение Колчака и его прихвостней-золотопогонни-ков и заявляем, что будем поддерживать всеми силами Советскую власть, власть крестьян и рабочих, как защитницу всего трудового человечества.

Когда в январе 1920 года решением Пермского губернского комитета партии на Западном Урале проводилась неделя фронта, трудящиеся коми-пермяки приняли самое активное участие в сборе средств, вещей, продовольствия и снаряжения в фонд Красной Армии.

Но мирная жизнь вновь была прервана. В конце 1919 года в районе Печоры и на севере Прикамья начали действовать белогвардейские банды генерала Миллера и остатки колчаковцев, укрывшихся от разгрома летом 1919 года. План белогвардейцев и интервентов сводился к захвату Котласа, Вятки, Перми и развертыванию дальнейших боевых действий для нанесения нового удара по молодой Советской Республике.

Чечулин фото

Чечулин

Врагам удалось овладеть Троицко-Печорским районом и начать захват земель Чердынского уезда.

Однако в середине января 1920 года части Особой бригады разгромили интервентов в деревнях Верхняя и Нижняя Лупья и полностью ликвидировали белогвардейские полки. А в феврале вся территория Гайнского района была окончательно очищена от интервентов и белогвардейцев.

21-го Мусульманского, 22-го Кизеловского и 23-го Верхне-Камского полков Особой бригады гнали через Урал войска Колчака. Затем, уже в составе 451, 452 и 453-го полков 1-й бригады 51-й стрелковой дивизии Блюхера, громили колчаковцев в Сибири. В 1920 году, сражаясь в 51-й Перекопской имени Московского Совета дивизии, они удерживали знаменитый Каховский плацдарм, отбивали ожесточенные атаки конницы и танков Врангеля, штурмовали укрепления Перекопа и Ишуни, способствуя разгрому последнего очага контрреволюции в Крыму и окончанию гражданской войны в России.

Воины Особой бригады освободили коми-пермяцкий край от колчаковских войск и проявили мужество и героизм на всех фронтах гражданской войны. Уже в 1919 году за успешные действия под Залазной Реввоенсовет 3-й армии объявил

22-му Кизеловскому полку благодарность за лихой захват Залазнинского завода. «Да послужит ваша боевая работа примером всем верным сынам Рабоче-Крестьянской Армии»,— говорилось в приветственной телеграмме.

Советская страна одержала победу, отстояла свою свободу и независимость. Разгром иностранных интервентов и белогвардейских войск в России показал трудящимся всего мира непобедимость советского народа.

Ссылки по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *