Народная медицина коми-пермяков

В процессе постоянного контакта и наблюдений над окружающей природой, впоследствии — отдельно над домашними животными, а также в повседневной деятельности по освоению природы, коми-пермяки выделяют из минерального, растительного и животного мира ряд камней (минеров), трав, комплексных средств, компонентов, продуктов, которые обладали целебными лекарственными свойствами. В дальнейшем они начинают их применять в народно-лечебной практике и используют вплоть до нашего времени для лечения, профилактики и предотвращения заболеваний различного характера.

Далее мы рассмотрим народные представления о природе заболеваний у коми-пермяков, характерные традиционные способы и средства минерального, растительного и животного происхождения, применявшиеся в народной медицине этноса в исследуемый временной промежуток.

Представление о природе заболеваний

В этот период для Коми-Пермяцкого края было присуще наличие большого количества болезней. Основными причинами, на наш взгляд, являлись — слабое развитие государственного здравоохранения, низкая санитария, тяжелый труд на заводах графа Строганова, большая отдаленность от центра России, суровая природно-географическая среда и сильное влияние местных знахарей и колдунов. Немаловажными аспектами являлись существовавшие народные представления о причинах болезней и некоторых способах их лечения.

В.М.Решетов в своей работе «К истории формирования медицинских знаний у человека» отмечал: «... Болезнь как защитная реакция организма при неблагоприятных воздействиях окружающей среды является одной из естественных сторон жизни, — она присуща всем живым существам, в том числе и человеку. Инстинктивное лечение, особенно лекарственными растениями, наблюдается у многих животных.

У коми-пермяков, так же как и у коми-зырян формированию медицинских знаний способствовала повседневная медицинская практика. Прежде чем остановить свой выбор на лекарственных средствах растительного, минерального или животного происхождения или их компонентах, коми-пермяк неоднократно испытывал воздействие многих этих средств на домашних животных, птицах и только после этого применял для лечения.

Несомненно, при возникновении какой-нибудь болезни коми-пермяку было важно узнать ее причину. Целый ряд заболеваний он легко объяснял видимой естественной причиной: от удара появился перелом или рана, от простуды заболело горло, от вредной пищи заболел живот. Многие болезни из так называемых видимых причин коми-пермяки успешно лечили народно-лекарственными природными средствами: травами, продуктами животного происхождения, солью, водой и другими компонентами.

Однако, появление многих других болезней, а особенно нервных, психических и инфекционных, объяснить видимой причиной коми-пермякам было трудно, поскольку в рассматриваемый период считалось, что весь окружающий мир полон добрыми и злыми духами, причиной болезни, соответственно, считали влияние или даже вселение в человека злого духа, например, икоты (шевы). Способ лечения в этом случае заключался чаще в задабривании, своеобразном умилостивлении духов, иногда — в устрашении (в случае с икотой). Выполнял эту функцию, как и у других народов, человек, имевший контакт с духами, — знахарь — вежливец (тöдicь), знавший то, что недоступно простым коми-пермякам, колдун (тун). Это, по всей видимости, кам или волхв.

Воздействовать на духов можно было заклинаниями, заговорами (корткыввез) и определенными жертвоприношениями. Итак, в исследуемый период происхождение болезней коми-пермяки связывали, в первую очередь, с наказанием, насылаемой карой, которая называлась мыж (мыжьявны. мыжйыны). Болезни, как наказание, кара насылались, по мнению коми-пермяков, со стороны святых из церквей и часовен, умерших родственников и старого (важ) чудского народа. Исследователи края Хлопов, Янович, Рогов, Смирнов, отмечали, что мыжа, по существовавшему в это время мнению коми-пермяков, являлась божьей карой за различные грехи или за непочитание святых и богов.

Кроме святых и богов, как было уже отмечено, могли коми-пермяка наказывать и умершие родственники. Исследователи региона по этому поводу констатировали, что за то, что коми-пермяк не поминает своих умерших родственников, они (покойники) напоминают о себе синяками, щипками и насылают ему болезни спины, рук, ног, глаз. Иногда, как было уже отмечено, насылал болезни и старый народ (важ отир) — так называемая чудь. Народ, «...живший раньше в Верхнем Прикамье, за их не поминание насылал также болезни глаз, спины, рук, ног, мог испортить домашний скот».

При помощи «черöшлана» (чер — топор, ошлыны — вешать) коми-пермяцкие знахари определяли зависимость болезни от наказания чуди. Если болезнь «послана» в наказание, выясняли, как искупить вину и что принести в жертву. Определял (диагностировал), как правило, причину болезни заболевшего коми-пермяка или заболевшей коми-пермячки сильный знахарь или знахарка — «черöшланник» или «черöшланница».

Следующей причиной болезней коми-пермяки считали действия злых колдунов и колдуний. Они, по мнению коми-пермяков, могли насылать различные болезни, сглаз, порчу, икоту (шеву), а также различные недомогания домашней скотине. Интересным до сегодняшнего дня является отношение коми-пермяков к так называемому злому духу — икоте (шеве). Следует отметить, что шева в современной медицинской практике рассматривается как нервно-психическое заболевание. Многие аспекты этой болезни (патогенез, течение, клиника и другие) раскрыты в книге «Синдромы одержимости икотой».

Проанализировав описание об икоте (шеве), сделанное Е. Е. Боталовой из с. Архангельское и Г. А. Старцева, а также собственные полевые исследования, необходимо, на наш взгляд, отметить следующие характерные черты этого явления.

Во-первых, так называемая «икота» чаше присуща женщинам-коми-пермячкам. Мужчины также подвержены этому заболеванию, но среди них она (шева) встречалась и встречается в крае реже.

Во-вторых, по рассказам многих информантов, болезнь начинается с болей в груди, затем начинаются острые приступы в грудной области, а далее и припадки с потерей памяти у больной или больного.

В-третьих, через определенное время заболевший человек начинает чувствовать, что у него в горле начинает подниматься какой-то комок с сопровождением очень сильной боли. У больного в это время периодически начинает меняться голос. Коми-пермяки считают, что это начинает «говорить» шева у больной или больного. Многочисленные примеры подтверждают мнение о том, что в этот период так называемый злой дух «икота» может часто и удачно пророчествовать по поводу какого-нибудь события, здоровья человека или даже дальнейшей судьбы людей.

В-четвертых, у коми-пермяков существует поверье, что этих злых духов (шеву) выращивают особенные коми-пермяцкие колдуньи-икотницы (икота сетависсез) которые «изготовляют» их (шев) из пауков (чераннез), мух (гуттэз), лягушек (лягушкаэз) и высушенных ящериц (косьтбм дзбдзыв) и других. Далее, считается, «икотницы» этих «духов» держат в подполе в особой глиняной корчаге (сёй кринка) или лыковом туеске (нин туис), кормят пресным квасом (ырöш) и брагой (сур). Икоты, по мнению коми-пермяков, раздаются двумя способами: через питье и посылаются по ветру для определенного человека. «Икотницы», считается, могут подать икоту с пенным квасом (ырош) или пивом (сур), чтобы его нельзя было заметить. Если же отправят икоту по ветру на определенного человека, то она (шева) может дойти до жертвы, считалось, в том случае, когда коми-пермяк или коми-пермячка начинают свою дневную работу не с добрыми намерениями, а с руганью.

Для того, чтобы избавиться от икоты, существовали разные способы. Наиболее действенными коми-пермяки считали следующие: а) пытались отравить сулемой; б) поили щелочной водой (кунвабн): в) поили овечьим пометом (баля сггбн): г) поили из медного колокольчика. Существовали, считалось, и другие способы. Порой коми-пермяцкие знахари и знахарки достигали цели по выведению шевы из организма, порой их действия были напрасными.

Несомненно, что коми-пермячка или коми-пермяк, страдающие болезнью, связанной с икотой (шевой), чувствовали себя тяжело и не удовлетворялись лечением больницы или врачей. В определенной степени эта проблема сохранилась в регионе и до сегодняшнего времени, поэтому феномен икоты (шевы) требует дальнейшего изучения и исследования.

А. С. Сидоров в своей книге «Знахарство, колдовство и порча у народа коми» раскрывая объективные причины кликушества, констатировал, что у печерских коми-зырян данная болезнь носила название «лишинка», которая по своей сути являлась той же самой шевой (Сидоров, 1997, с. 132). Некоторые аспекты представления о шеве у коми-зырян описаны И. В. Ильиной в ее работе «Народная медицина коми (зырян)» (Ильина, 1997, с. 81).

Безусловно, в рассматриваемый период сохранились представления о действии мифологических существ (злых духов) на здоровье коми-пермяков. Так, вöрись, вöрморт, вöрдядь, коз (леший), куль, вакуль, ваись. силигун (водяной), банякуль, баняись, баня чуд (банник) могли подменить ребенка во время мытья и парения в бане или оказывать вред коми-пермяку другими способами. Это было рассмотрено выше. Характерным являлось то, что, как правило, ко,ми-пермяки подменой ребенка объясняли рождение неполноценных, с явными физическими недостатками детей, которых называли вежöм пи (подменный ребенок), а также отставание некоторых детей в физическом и умственном развитии.

Немаловажной причиной возникновения болезней коми-пермяки считали и действия злых людей. Если злой человек позавидовал коми-пермяку или его жене — у них могли возникнуть головные или поясничные боли, немела шея, отказывали руки или ноги. Достаточно также, считалось коми-пермяками, выразить гнев, восторг, зависть по поводу чьей-либо красоты, чтобы этот человек неизлечимо заболел.

Итак, коми-пермяки считали, что одной из главных причин их болезней и недугов домашней скотины является то, «...что Бог или «боги», святые, изображенные на иконах из часовен и церквей, нуждаются в кровавых жертвах и добиваются их от человека, посылая болезни на пермяков и их скот».

Для того, чтобы коми-пермяку выздороветь, а так же вылечить и свою домашнюю скотину, ему необходимо было приносить определенное жертвоприношение. «...Чтобы выздороветь, пермяк колол коров и мелкую скотину. Так, в Петров день, а также в последнее воскресенье перед Покровом Пресвятой Богородицы (1 октября — ст. стиль) на Марию-Голиндуху пермяки приносили к местным часовням бараньи ноги (баля коккез, баран коккез), а также куриц (курöггез) и другую птицу «курöг енло» (куриному или птичьему) богу. На праздник Фрола и Лавра (18 августа) «пода енлö» (скотьему богу) пермяки приносили в жертву быков (пороззэз), баранов (бараннэз) и других животных. Особенно развит этот обычай был в д. Коча Чердынского уезда», — писал по этому поводу священник, исследователь края В. Я. Струминский .

Причиной заболеваний считались также падение и испуг. Многие заболевания, по мнению коми-пермяков, злые люди передавали через определенные заговоры (кбрткывы) на пищу (сеян), воду (ва). предметы быта, орудия труда, выпавшие волосы (юрси) и человеческие испражнения (кудз). Заболевания могли наслать обиженные люди и высшие силы.

В данный период в Коми-Пермяцком крае свирепствовали и инфекционные заболевания. Нечистоплотность и скученность населения, полное непонимание коми-пермяками и коми-пермячками опасности заражения, приводили к тому, что от одного больного человека заражались все члены его семьи, а затем болезнь распространялась по всей коми-пермяцкой деревне. Следует дополнить, что дети, здоровые и больные, спали обычно все вместе. Нередко и больная мать также спала вместе со здоровыми детьми. Распространению инфекционных заболеваний способствовали также существующие различные предрассудки населения. Так, «...пермяки в Чердынском уезде под любым предлогом старались освободиться от прививок против оспы — и взрослые, и дети — констатировал санитарный врач Чердынского уезда Н. М. Воскресенский. — При появлении оспопрививателя в школе ученики разбегались и по несколько дней не приходили на занятия, чтоб избежать прививки». Оспа у коми-пермяков считалась болезнью «енсянь» (от бога). По их мнению, её (оспу) не следовало лечить медицинскими средствами, также и предупреждать различными прививками. Для лечения оспы, а также иногда и сыпного тифа, в деревнях и селах Коми-Пермяцкого края добывали «Дзурби (дзуркби. дзуртби)» — трескучий, очищающий, а также отгоняющий различные болезни и инфекции, по мнению коми-пермяков, огонь. Этим огнем разводили костры среди селения и на его окраинах. Они (костры) пылали в этих случаях в деревнях или селах довольно продолжительное время, чтоб отогнать всякую нечисть и все эпидемии. В начале века в с. Архангельском современного Юсьвинского района, по рассказам старожилов, во время горения такого костра жители молились богу и давали обещания следующего рода: поступить в монастырь, ходить по миру и собирать деньги на построение церкви или часовни. Сам «Дзурби» добывался следующим способом: перед печкой в крестьянском доме ставили два небольших деревянных бруса. После этого на них делали зарубки на одной линии, затем брали сухое березовое полено, которое концами вставляли в сделанные зарубки. Полено приводилось в быстрое вращение при помощи кожаного ремня. Вскоре концы полена от трения вспыхивали. Лечебный «дзурби» был готов для «работы».

Источником распространения эпидемических заболеваний в Коми-Пермяцком крае были рудники Кувинского и Никитинского (Майкорского) заводов и множество лесных разработок, большая скученность народа в них, и низкая санитария и гигиена. В этот период кроме ветряной оспы широко были распространены также сыпной тиф, скарлатина, чесотка, различные лишаи и другие инфекционные болезни.

Таким образом, в исследуемый период народные представления о причинах возникновения болезней у коми-пермяков были связаны, кроме так называемых видимых причин, в первую очередь, с наказанием (мыжой) со стороны святых, умерших родственников и чуди. Существовало также убеждение, что болезни вызваны действием сверхъестественных мифологических существ (лешего, водяного, домового, банника и др.) и проникновением в организм каких-то злых духов и сил. Различные инфекционные болезни у коми-пермяков также считались божескими.

Следует отметить, что причины болезней, связанные с воздействием мифологических существ и злых духов, во многом являются одинаковыми как для коми-пермяков, так и для коми-зырян.

Традиционные способы и средства лечения болезней

Средствами минерального происхождения

Наиболее распространенными средствами были зафиксированы — ключевая вода (öшымöс ва), речной песок (лыа), зола (поим), соль (сов), глина (сей), квасцы, сгустки нефти (му сир), болемниты (куль-чунь), сажа (са), моча (кущ), деготь (кыдзви), керосин и другие. У коми-пермяков в большом почете для лечения различных заболеваний была ключевая вода (öшымöс ва). Многие ключи считались святыми. Эти ключи описывали некоторые священники, служившие в рассматриваемый период в церквях Коми-Пермяцкого края. Так, в д. Доеге Тиминской волости целебной считалась вода от Синей речки (Лоз юок). Воду пили при желудочных болях, лечили печень. Вода из этой речки использовалась также при лечении кожных заболеваний, нарывах, порезах, ушибах, растяжениях мышц. Аналогичные сведения имеются об использовании воды из других речек края.

Популярным средством в народной гигиене и медицине была вода, настоянная на золе (кунва). Повсюду она использовалась в качестве заменителя мыла для стирки белья, мытья головы, а также как домашнее средство от перхоти. В щелоке принимали ванны больные чесоткой и другими кожными заболеваниями. Золой присыпали различные ранки. В дополнение к этой процедуре читался заговор (кöоткыв).

Соленая вода (сова ва) считалась хорошим болеутоляющим средством при сердечных приступах, головных болях. Соляные ванны принимались для лечения чесотки (гыжны) и других кожных заболеваний. Соль грели в печах (гор) и в мешочках клали на больные суставы, ушибы, синяки, поясницу. Таким же образом лечили и различные болезни позвоночника. Из характерных природных факторов в народной медицинской практике коми-пермяками широко использовалась вода некоторых источников и солнечное тепло. Детей, болевших рахитом, рекомендовали чаще выносить на солнце и речной песок. В теплые солнечные дни их выносили на берег Камы, Весляны, Косы, Иньвы, Колвы, Язь-вы и грели в речном песке (лыа). Аналогичное лечение рахита у детей практиковалось и у коми-зырян.

Сгустки нефти («каменное масло» — мусир), найденные по бассейнам рек Иньвы и Камы, применялись в лечебных целях в Майкоре, Пожве, Купросе. Пары вдыхались при бронхиальной астме, бронхитах, воспалении легких. Масло применялось также при кожных заболеваниях, лечении корост, нарывов. В определенной степени применяется оно для лечения и в наши дни. У коми-зырян отмечается также применение для лечения сгустков нефти в бассейне р. Ухты.

Для лечебных целей коми-пермяками и коми-зырянами повсеместно использовались болемниты (кульчунь — чертов палец). Их знахари растирали в порошок, сыпали в ключевую воду. Вода отстаивалась, после этого употреблялась больными при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, печеночных заболеваниях, болезнях почек. При этом также читался и заговор. Порошком из болемнитов присыпались различные раны, опрелости, волдыри (Ильина, 1997, с. 52 — 53). Болемниты, считалось также, помогают лечить боли в суставах. Рекомендовалось привязывать их в шерстяной тряпке на больные места.

Коми-пермяцкие знахари использовали для снятия болей после падения, различных ушибов камень кроовик (вир из). Многие жители края этот камень хранили в своих домах постоянно. Считалось, что он отгоняет злых духов. При различных заболеваниях этот камень ножом скоблили в порошок и давали пить больному. За отсутствием кроовика (вир из) скоблили напильником в порошок красную медь и давали пить для снятия различных болей. Простуженных больных коми-пермяки лечили внутри русской печки, предварительно облив стенки печки мелом или домашним уксусом. Больной ложился внутрь печи, его сразу закрывали заслонкой почти наглухо, чтобы он больше дышал парами уксуса внутри печи. Когда больной почувствовал, что ему тяжело находиться в печке с закрытой заслонкой, его оттуда вытаскивали, затем поднимали на печку и поили кипяченым мелом или пережженным сахаром с самогоном (аскур. аскером) или с водкой. Читали заговор, закрывали шубами и давали пропотеть. Если шло сильное выделение пота, белье меняли несколько раз.

Для лечения ревматизма, болезней ног, ломоты в суставах брали 0,2 литра спирта или самогона, нагревали сковороду, затем лили на сковороду имеющийся спирт или самогон, ставили больного на сковороду. Больного при этом тепло окутывали шерстяными вещами. Спирт впитывался в ноги, в тело больного, и как правило, делалось легче. Если болело все тело, то спирт втирали все участки человеческого организма.

От дизентерии (кровавого поноса) лечили следующим образом: брали 2 кирпичика и терли их друг о друга, получался мелкий порошок. Этот порошок давали больному ребенку или взрослому выпить вместе со святой или (освященной) ключевой водой (öшымöс ва).

Некоторые народные врачеватели применяли комплекс компонентов минерального и животного происхождения. Так, при лечении недержания мочи Сенишна Анфиса из д. Якушево Купросской волости (современный Юсьвинский район) использовала красную яшму (горд галя-), чертов палец (кульчунь), медвежьи ногти (ошгыжжес), черный древесный уголь (сьöд кыдзви), ключевую воду (öшымöс ва), аскур. Из вышеперечисленных компонентов заготавливался настой, читалась молитва и лечебный заговор (кöрткыв), после чего дважды в день (утром и вечером) она настоем поила больного. Лечение, считалось и считается повсеместно в крае, в исследуемый период и в настоящее время, необходимо было начинать на убывающую луну (орана тöщсьö). Тблюь орб. и шогбттэз мунбны — луна убывает, и болезни убывают, уходят.

В лечебной практике народных врачевателей у пермяков применялась также собственная свежая моча (кудз). особо ценилась детская моча (пи кудз). Моча применялась в виде компрессов для лечения гнойничков, ушибов, вывихах, растяжений, при ломоте и болях в суставах. При порезах, ранах различного происхождения она была первым обеззараживающим средством. Мочой промывали гноящиеся глаза, мыли руки с воспаленной потрескавшейся кожей. Гайнские, косинские, язьвинские рыбаки и охотники заваривали мочой (нитщ) и делали компрессы при растяжении мышц, опухолях (коколлез) и ломоте суставов. Аналогичное применение мочи для излечения болезней спины и конечностей отмечалось и у коми-зырян. (Ильина, 1997, с. 52).

Особой популярностью для лечения болезней, в том числе и в лечебной магии, пользовалась громовая стрела (чарбтбм из), точнее затвердевший остаток молнии (заряда). Рассмотрим лечение болезней посредством громовой стрелы и громового заговора.

Тот, кто находил громовую стрелу после грозы в земле или в расщепленном молнией дереве, считался большим счастливчиком. Он, как правило, становился знахарем. Пермяки, использовали громовую стрелу для излечения головной боли (юр висьöм), болезней глаз (синнэз висьöм), болей в животе (кынöм висьöм). Исследователь края Шестаков Я. В. так описывает лечение громовой стрелой: «...Знахари шептали молитвы и заговоры на воду, налитую в чашку по громовой стреле. Этой водой поят и натирают больного для лечения мелких болезней: болей в животе, головной боли и т, д. При более серьезных заболеваниях — в воду соскабливали чуть-чуть самой этой громовой стрелы, что также давали выпить заболевшему человеку».

Лечение громовой стрелой описано также другим исследователем края В. М. Яновичем. Он отмечал, что знахари из молитв обычно читали «Отче наш», «Живые в помощи» и «Воскресную», а после них следовал нижеследующий громовой кöрткыв (заговор): «Стану я раб Божий (имя рек) благословясь и пойду перекрестясь. Умоюсь чистою водою, утираюсь и обтираюсь белым полотенцем. Выйду я на чисто поле, увижу я тучу и морось. Увижу, как небеса поднимаются и как молнии святую русскую землю очищают, как нечистого духа и неприятную силу. Илья пророк, скорый помощник, как грянет и хрястнет — все поразмыслились и песок рассыпался. Как зеленая веточка день и ночь дрожит, так же и от меня раба Божьего (имя рек) все люди боялись бы и дрожали, как парь и царица приужаснулись. И душа у меня мол, гром. И я же тут хочу заговориться на все 4 стороны и белокаменной стеной и булатным тыном от сырой мать-земли до не-беси по шистику и по крестику и по ангелу секут, и рубят, а до меня раба человека не допускает. Будьте мои словеси крепки и лепки, тверже камня и острого булатного ножа, полно-полновешею. кру-товерховы. против слова стой и против зуба и тридцать три слова, чтобы были на зубах и каждый час, и каждую минуту мои, словеси. чтобы были все полны, что поочитал(а). Аминь». Другим заговором от громовой стрелы знахари лечили также и килу (кила, гос коколь! — своебразные отложения в теле коми-пермяка, которые имели свойство со временем увеличиваться. Килу, считалось у коми-пермяков, насылали или завязывали колдуны (Рогов, 1858, с. 76). Громовой заговор от килы звучал так: «От раба человека (имя рек) от бела тела третье сердце, третья кровь. Как Илья пророк милостливый громом гремит, огнем палит, землю очищает, также очисти нечистый дух — нечистую силу — болезнь с громом огненным от 77 жил, от 77 костей, от 77 суставов. Сторонись, крепись, становись, крепись, как мать поставила, так же будь по-старому. По всем телам, по всем жилам, по всем нутрам. по всем ребрам, по всем суставам, отпушаемые крепкие слова, крепкие заговоры, таинственные слова, таинственные заговоры. Нечистый дух, нечистая сила, в болезнях хитрость-мудрость и как росла-выросла. так же сохни-высыхай. Вода мутна, вода копна, вода пробегшая. Как вода проходит по реке, так же проходи нечистая сила, нечистый дух от раба божьего (имя его) Аминь».

Следует отметить, что у коми-пермяков в данное время наблюдалось сильное почитание камней (иззэз). Так, коми этнограф В. П. Налимов по этому поводу отмечал: «...У пермяков мало камней, но везде в крае отмечается их почитание».

К примеру, в уже описываемом с. Архангельском, в ограде, вновь восстановленной в наше время Михайло-Архангельской церкви, лежит знаменитый на весь Коми-Пермяцкий край камень-седло. До сих пор ходят разные версии о происхождении камня. Одни считают его метеоритного происхождения, другие — седлом Ильи-пророка, третьи — седлом какого-то местного коми-пермяцкого богатыря. Так или иначе, в конце XIX века этот камень особого внимания на себя у жителей с. Архангельского не обращал. Он находился в селе на самом краю берега реки Иньвы, с правой стороны.

Вот о чем гласит народная легенда: «Как-то одним июньским теплым вечером молодые парни села, не зная чем себя занять, решили толкнуть этот камень в Иньву. Молодые люди столкнули камень с высокого, почти вертикального берега. Камень полетел вниз, но в самой середине крутого берега вдруг резко остановился. Парни испугались. На следующий день о данном случае рассказали взрослым. Вскоре жители села на общем совете (сходе) восприняли данное событие как божье чудо, а камень признали священным. Они решили поднять камень обратно на берег и соорудить на берегу часовню. Камень поднимали те же парни, которые его толкнули, при этом использовали веревки. На крутом берегу села построили часовню». После к камню приходили лечиться многие жители близлежащих деревень. «Достаточно было прислониться на камень, — рассказывают старожилы, — и становилось легче. Порой вскоре проходила болезнь или выздоравливал сам заболевший человек».

В наше время у священного камня в с. Архангельском Юсьвин-ского района часто можно увидеть родителей с детьми. К камню приходят очищаться, полечить не только тело, но и, наверное, душу. Он является своеобразным оберегом села и близлежащих деревень. Считают, что помогает во всех жизненно важных делах.

В арсенале средств минерального происхождения у коми-пермяков часто применялась и глина (сёй). как красная, так и белая (горд сёй, чочком сёй, сир сёй). Белая глина (чочкомсей) находится в земле на глубине более 3 метров, в крае встречается повсеместно. Глиной замазывали ранки. Считалось, что она вытягивает из нарывов гной, высушивает пролежни.

Печки (гор) у коми-пермяков изготовляются из красной глины (горд сёй). При любых простудных заболеваниях, болях суставов рук и ног, болях в пояснице, крестьяне и крестьянки-пермячки грели больные места на своих печах. Считалось, что печка не просто греет, а и вытягивает боль.

При тяжелых грудных и других болезнях в начале века иньвенские коми-пермяки для излечения употребляли очищенный керосин. Он считался хорошим болеутоляющим и излечивающим средством. Пили в малых дозах, начиная с одной или нескольких капель, доводили до 24 капель и обратно число употребляемых капель уменьшали до одной. Отмечались и положительные результаты.

Исходя из вышеперечисленных средств минерального происхождения, применяемых коми-пермяками в рассматриваемый период, следует, что арсенал их был действительно не очень богатым, но широко применялся также в лечебной магии. Следует дополнить, что в практическом плане некоторые компоненты используются коми-пермяками и в настоящее время для лечения различных заболеваний.

Средствами растительного происхождения

У коми-пермяков, так же как и у коми-зырян, удмуртов и других финно-угорских народов, наибольшей популярностью среди традиционных способов лекарственных средств пользовались растения (туруннэз).

В настоящее время в большинстве коми-пермяцких сел и деревень заготавливаются и хранятся разнообразные травы, корни и коренья на случай болезней в холодный уральский зимний период. А. Н. Ракин в своей работе «Краткий коми-русский, русско-ботанический словарь» проанализировал ботаническую терминологию коми с точки зрения лингвиста и выделил группу фотонимов, основным принципом номинации которых являются лекарственные свойства растений и применение их в народной практике.

В монографии И. В. Ильиной «Народная медицина коми» широко и подробно описан порядок сбора лекарственных растений, составлена таблица названий лекарственных растений с коми-зырянскими народными названиями растений, что значительно расширило диапазон лекарственных растений как коми-зырян, так и коми-пермяков. Знания о целебных лекарственных свойствах растений коми-пермяками передавались из поколения в поколение, многие сохранились до наших дней.

Иногда лечебному растению врачевателями давалось название, которое отождествляло название болезни, от которой оно использовалось: подбмтурун (пбдны — задыхаться) — от простудных болезней, затрагивающих дыхательные пути; зонтурун (зон — сын) — сыновья трава, восстанавливала мужскую потенцию; пыкбстурун (пыкбс -опухоль) — трава, лечащая опухоли, ушибы, нарывы; грыжнбйтурун (грыжная трава) — трава, лечащая грыжи. Данная терминология растений исследуемого периода была характерна и для коми-зырян. В других случаях название лекарственного растения указывало на больные части тела человека: гöгтурун (гöг — пуп), мустурун (мус -печень), сьöблöмтурун (сьöлöм — сердце) и так далее.

Со сбором и применением лекарственных трав связано немало преданий и легенд, в которых растениям приписываются чудодейственные свойства. Характерным как для коми-зырян и для коми-пермяков является поверье об аслат дзоридз йыпюь (о своем цветке), которое имеется якобы у каждого человека в природе. Считалось, что тот человек, который найдет свой цветок, в дальнейшем сможет найти клады, разбогатеет и обезопасит себя от всяких болезней и бед. В жизни ему или ей всегда будет сопутствовать удача.

Чудодейственными целительными силами наделялись можжевельник (вербе, тусяпу), венерин башмачок (коккот,  чертополох (горд йöн). папоротник (сьöктантурун), бузина черная (ошпу, сюри-пу), тотарник (тотаринтурун) и другие растения. Некоторые из этих трав необходимо было собирать ночью (папоротник, тотарник). При сборе других (венерин башмачок, чертополох) требовалась полная тишина. Можжевельник рекомендовалось приносить в дом на заре. У коми-зырян, коми-пермяков и удмуртов, по народным поверьям, наибольшей лечебной силой обладали травы, собранные на Иванов день (Иван лун). Как правило, в ночь на Ивана Купалу мужчины и женщины надевали белые одежды (чочком паськбм) и отправлялись на луга, в лес, прибрежные места собирать лекарственные травы. Во время сбора трав соблюдали полную тишину. На рассвете домой возвращались с песнями. У косинских и гайнских коми-пермяков, так же, как и у прилузских коми-зырян частично сохранился обычай умываться в купальную ночь росой, а также кататься в самой росяной траве. Считалось, что так можно вылечить многие болезни. Росу, выпавшую в ночь на Ивана Купалу, собирали и использовали в дальнейшем для лечения различных кожных заболеваний путем втирания кожи росой и употребляли как лечебное средство при болях в желудке.

Следует также отметить, у коми-пермяков и коми-зырян сохранился обычай париться в бане накануне Иванова дня. Для этого ими изготавливались специальные веники из свежих веток березы, с добавлением веток черемухи, смородины, белой крапивы и купальницы. Считалось, что во время мытья и парения в этот вечер коми-пермяк очищается от всех злых духов, нехороших мыслей и всякой другой нечисти, а также набирается сил и здоровья на целый год. Венки из купальницы коми-пермяцкие девушки в Иванов день бросали в воду с берегов рек. Так они благодарили воду за помощь во всех мирских делах и загадывали при этом самые сокровенные желания. Считалось, что они должны были обязательно сбываться. Венок из купальницы необходимо было «преподнести» воде до полудня.

Многие лекарственные травы заготовлялись в основном в период цветения. Корни же рекомендовалось собирать в конце лета, а кору и почки — ранней весной в период активного движения соков.

Использовались лекарственные растения в повседневной народно-медицинской практике у коми-пермяцких знахарей в свежем и сушеном виде. Лекарственные растения применялись в народной медицине коми-пермяков в форме настоев и отваров. Большинство из них настаивались на самогоне (аскур). водке и вине. Наружно растения применялись в форме примочек, присыпок, в составе мазей, пластырей. В качестве ранозаживляющих и кровоостанавливающих средств часто использовались свежие растения или свежие соки растений.

Дозировка лекарственных трав, корней плодов при изготовлении этих лекарств была очень неопределенной. На основе долголетней практики коми-пермяцкие травники и травницы хорошо ориентировались в дозах. Единственное правило гласило: «Был мортлö — ассис кырым» (Каждому человеку свою норму, свою горсть). Это же правило было характерно и для коми-зырянских врачевателей (Ильина, 1997, с. 43). Настои и настойки приготовляли обычно не сильно крепкими. Их пили по ¼ стакана и столовой или чайной ложкой 2-3 раза в день.

Среди населения края было широко распространено лечение комплексными наборами трав — сборами или чаями, включающими от 2 до 23 видов растений, которые применялись также в виде настоев или отваров. В приложении нашего исследования проводятся некоторые лечебные лекарственные травы с методикой их сбора, изготовления и применения, которые используются травницами и травниками в современный период для лечения различных заболеваний в Коми-Пермяцком автономном округе, а также язьвинскими знахарками в Красновишерском районе Пермской области и зюздинскими врачевателями — в Афанасьевском районе Кировской области.

В монографии И. В. Ильиной «Народная медицина коми» описано и охарактеризовано 132 вида лекарственных растений. В настоящем исследовании охарактеризовано и описано 210 видов лекарственных растений, собранных нами в ходе полевых исследований и взятых из других источников. Все они применяются в народной медицине коми-пермяков. У всех этих лекарственных растений в приложении описано их применение в народной медицине коми-пермяков и современной медицинской практике. Названия растений описаны на латинском, русском и коми-пермяцком языках. В настоящей работе также проведен сравнительный анализ использования некоторых лекарственных растений у коми-пермяков и коми-зырян. В силу того, что одно и то же растение в народной и ботанической терминологии имеет несколько названий, поэтому представлялось трудным определить точное название лекарственного растения, поэтому в данную работу включены только те растения, которые удалось собрать и определить при помощи информантов и в ходе полевых исследований в 1990 — 2002 годах. При анализе и подготовке данного арсенала лекарственных средств растительного происхождения учитывались также и описанные в литературных источниках лекарственные растения Коми-Пермяцкого края. Определение лекарственных растений края проведено старшим преподавателем фармакологии Кудымкарского медицинского училища, фармацевтом высшей категории Н. Я. Белавиной.

Информация о лекарственных растениях, разрешенных к применению в практической медицине Министерством здравоохранения РФ (ранее М3 СССР), сделана на основе Рецептурного сборника по фармакологии России (Москва, 1996). Несомненно, природно-климатические условия определяют различие лекарственных растений у коми-пермяков и коми-зырян, но, следует отметить, в исследуемый период существовало много общих черт и методик применения лекарственных растений для излечения различных болезней.

Cредствами животного происхождения

В арсенале лечебных средств животного происхождения значительное место в прошлом у коми-пермяков занимали продукты охоты и рыболовства. Нередко в снаряжении гайнских, косинских, язьвинских, охотников-промысловиков имелись пузырьки для сбора желчи (сöп), которая считалась эффективным лечебным и профилактическим средством. Для консервации ее настаивали на самогоне (аскур), водке или спирте и употребляли как настой. Помимо свежей желчи, использовали сухую желчь (кос-сöп), более удобную в транспортировке и пригодную к длительному хранению: при разделке туши убитого зверя извлекали желчный пузырь целиком, высушивали его и растирали в порошок, который затем добавляли в пищу или чай. Свежая медвежья, оленья, лосиная желчь, настойки из нее применялись в качестве растираний при ломоте в суставах и мышечных болях. Ее пили небольшими дозами при кашле, одышке, болях в желудке, коликах, сердечных приступах, желтухе. Аналогичное использование было характерно и для коми-зырян.

Следует дополнить — настой, приготовленный из высушенной желчи северного оленя, коми-зырянские охотники употребляли для излечения болезней крови. Щучью желчь (сир сöп) опытные охотники рекомендовали пить по одной капле в день в целях профилактики организма каждого человека.

При случае старые охотники пили кровь (вир) только что убитых животных, считая, что эта процедура благотворно влияет на самочувствие, взбадривает организм и придает новые силы. Полезной считалась она и при малокровии, скорбуте (цинге), заболеваниях почек. В начале XX века коми-пермяцкие и коми-зырянские крестьяне стали употреблять кровь только что зарезанных домашних животных, полагая, что так вылечиваются болезни органов кровообращения и почек.

Растопленный костный лосиный мозг (вем). отмечается у гайнских коми-пермяков, а коми-зырян — олений, закапывался и в уши при простуде, а также использовали его (мозг) в качестве растираний при лечении различного вида опухолей и заболеваний суставов. Им же смазывали глаза с помутневшей роговой оболочкой. Мозг лося (вöрмöс) в форме настоя применялся и как лечащее средство от головных болезней. При истощении, малокровии больного кормили киселем, сваренным из лосиных или оленьих рогов.

Сильно действующим и довольно распространенным лечебным средством являлись и применяются по настоящее время медвежий и барсучий жир (гос). При простудных заболеваниях растопленный жир пили с горячим молоком, закапывали в уши и в нос. Им тщательно растирали тело при ломоте, болях в суставах, пояснице, ушибах, а также при затвердении и опухолях желез внутренней секреции. Использовался он и в качестве смягчающего средства при обморожениях и особенно при ожогах. Ценился жир (гос) диких гусей (вор дзодзог), черной утки (сьöд утка), домашних гусей (горт дзодзог, дзодзоггез). которым залечивали ожоги, раны, различные кожные заболевания (чесотку и лишаи).

При лечении желтухи, золотухи, малокровия, куриной слепоты использовались печень (мус) животных и жир (гос), растопленный из внутренностей рыбы (чери). Желтуху пытались лечить и религиозномагическим методом с помощью только что выловленной щуки -больного заставляли смотреть на щучью спинку, полагая, что желтизна с лица больного перейдет на рыбу, затем рыбу выбрасывали. При куриной слепоте полезным считалось есть печень рыбы (чери мус), а также парить глаза над паром от жарящейся печени.

Свежая рыба в больших количествах ценилась как средство для укрепления организма. Северный засол (у коми-зырян — печерский) у гайнских, косинских и язьвинских рыбаков края применялся при лечении импотенции мужчин, общем ослаблении организма, истощении, предупреждения появления скорбута (цинги). Рыба солилась слегка, несколько дней оставлялась на солнце или находилась дома у печки, не распаривалась. Когда она приобретала кислый вкус, сильный запах, студенистый вид, тогда она была готова к применению. Для защиты от злых духов в домах хранили щучьи головы (сир юр) челюсти, на поясе носили медвежьи зубы (клыки), когти, лапу крысы и сороки (катша кок). По сообщению В. Демидова, если носить с собой волчий зуб (кбин пинь) и ноготь (гыж). то будет исправляться зрение.

В народной медицине коми-пермяков и коми-зырян широко применялись лечебные средства, приготовленные из лесных муравьев (кöдзыввез) для лечения простудных заболеваний, ревматизма, радикулитов и водянки (Янович, 1903, с. 151). С этой целью больные принимали муравьиные ванны: в бочке или чугуне заваривали кипятком принесенный из леса муравейник, иногда применяли его с пихтовыми ветками и соломой. В некоторых случаях коми-пермяки сами ноги и руки просто подвергали укусам этих насекомых. Из муравьев же, собранных в бутылку и настоянных в теплом месте на спирте (самогоне), приготовляли мазь для растирания суставов и поясницы. С такой же целью собирали «муравьиное масло» (му ви. кöдзыв ви) — тягучую жидкость желтоватого цвета, появляющуюся на муравейниках ранней весной, которая имела магическое свойство приносить удачу и излечивать болезни.

По сообщению И. В. Ильиной, своеобразное лекарственное средство приготовляли зыряне из земляных червей (му гаггсз): их промывали в чистой воде, в плотно закупоренной бутылке настаивали 10-14 дней. Полученным из сгнивших червей «маслом» смазывали различные раны и язвы для быстрейшего заживления. Этот способ также был известен и коми-пермякам.

Для ускорения созревания всевозможных нарывов, вытяжки гноя к воспаленным местам привязывали высушенных ящериц и гусениц, прикладывали компрессы из распаренных беличьих, заячьих и других звериных шкурок. Для лечения простудных и дыхательных заболеваний укрывались шкурами диких и домашних животных. Считалось, что шкуры вытягивают боль и помогают лечению. При ноющих мышечных и суставных болях считалось эффективным носить носки и варежки из овечьей шерсти (балл вурун). у коми-зырян же высоко ценилась собачья шерсть (пон вурун) (Ильина, 1997, с. 51).

С развитием животноводства в народную медицину коми-пермяков и коми-зырян вошли продукты, получаемые от домашних животных. Как было уже отмечено выше, большой эффект при лечении различных заболеваний имели желчный пузырь, жир, печень медведя, лося, оленя, рыбы и т. д. В исследуемый период коми (пермяки и зыряне) для лечения начинают применять аналогичным образом те же органы коровы, овцы, свиньи, домашней птицы.

Целебные свойства молока и молочных продуктов оценивались ими очень высоко, и широко использовались в практике народного врачевания. Так, к примеру, горячим молоком (дзирыт йöв) лечили простудные, дыхательные, печеночные болезни, различные воспаления и отравления. Парным молоком промывали воспаленные, гноящиеся глаза, пили его для общего укрепления организма. Коросты, ожоги и гнойнички смазывали сметаной и топленым маслом. В качестве слабительного пили кислое молоко (шбмйбв) и простоквашу. При помощи простокваши выводили веснушки, укрепляли волосы. Теплый свежий творог накладывался на чирьи, нарывы и лишаи. Высушенный яичный белок и толченую скорлупу пили при белях в глазах.

Целебной считалась зола (поим) от сожженных медвежьих и кабаньих зубов (пиннез), которой залечивали различные раны, порезы, а также использовали при лечении грыж, лечили простудные заболевания (Михайлова, 1883, с. 13).

Знахари-коми-пермяки рекомендовали для выведения веснушек лицо мыть свежим кобыльим молоком (кобыла йбв). При ревматиз-мах рекомендовалось делать компрессы из согретого конского навоза или голубиного помета.

Трахому и другие глазные болезни лечили грудным материнским молоком. Грудное молоко закапывалось в глазное яблоко в течение двух недель, как правило, на убывающую луну (орана тöлiсь). Для лечения насморка терли под носом кошачьим хвостом, нюхали след чулка, снятого с ноги.

Различные ожоги коми-пермяцкие знахари рекомендовали лечить овечьим пометом (баля сгг). Знахари собирали и сушили овечий помет, затем толкли его в порошок и посыпали им обожённые места, в особенности те места, где образовывалась твердая корка. Для лечения водянки больного поили отваром тараканов.

Венерические болезни (сифилис) лечили костяным дегтем. Костяной деготь (лы ви) получали при перетопке костей диких и домашних животных в земляной печи. Разводили деготь спиртовым раствором или самогоном и давали пить больному. Костяной деготь использовался также для лечения ревматизма — им смазывали больные руки и ноги. Коми-пермяки считали, что заживлению переломов способствует порошок из сухих костей.

Для лечения радикулитов различного характера пермяки применяли овсяные ванны (зöрын шонтны). В большие деревянные бочки заваривали овес, сажали туда больного и держали там от 2 до 6 часов. В таких же ваннах лечили различные поясничные боли, болезни суставов и варикозное расширение вен. Вместо овса иногда коми-пермяки заваривали свежую солому (идзас) и лечили вышеперечисленные болезни.

В качестве обеззараживающего средства использовали человеческую слюну (дуль): слюной обрабатывали свежие ранки, пуповину новорожденного. Слюной протирали также загнаивающие глаза. Коми-пермяцкие знахари лечебной считали слюну собаки (пон дуль), особенно при ранах и порезах. Больное место давали вылизать собаке. Коми народ считал, что кошка помогает лечить больное место у человека. Поэтому, если кошка ложится или садится на какой-либо орган человека, ей давали подольше полежать или посидеть, не выгоняли.

Коми-пермяки в рассматриваемый период широко использовали мед (ма), прополис (мош сир), а также самих пчел (мош) для профилактики и лечения различных болезней. Так, мед считался полезным для общего укрепления организма. Коми-пермяцкие знахари рекомендовали есть мёд или пить с разными травами (зверобой, мята, одуванчик и так далее) при различных простудных и дыхательных заболеваниях. Настоем из прополиса лечили желудочные и почечные боли. Следует дополнить, что многие коми-пермяки и коми-пермячки специально приходили на пасеки, чтоб их ужалила пчела. Укус пчелы, считалось повсеместно в крае, помогает лечить нервные болезни, укрепляет здоровье. В настоящее время пчелы и продукция пчеловодства широко используется коми-пермяками в народно-медицинской и современной лечебной практике.

Итак, таковыми были лекарственные средства животного происхождения, которые применялись и частично используются в народной медицине у коми-пермяков в современный период. Следует отметить, что есть сходные лечебные компоненты животного происхождения у коми-пермяков и коми-зырян: ткани диких и домашних животных, рыбы и другие. Более широко у коми-пермяков, чем у коми-зырян, в исследуемый период использовались сельскохозяйственные растения, так как коми-пермяки находятся южнее, чем коми-зыряне.

Таким образом, в народной медицине коми-пермяков широко использовались разнообразные средства минерального, растительного и животного происхождения.

Скудный арсенал средств минерального происхождения у коми-пермяков, можно предположить, объяснялся прежде всего природно-географическим ландшафтом. Коми-Пермяцкий край, за исключением язьвинских пермяков, представляется равнинным. Поэтому, возможно, в исследуемый период камни в крае находились в большом почете у коми-пермяков, их (минералы и камни) широко использовали врачеватели в лечебно-магических целях. Коми-пермяки сильно верили также и в чудодейственную силу святых источников и многих ключей, которых было достаточно в крае. Общим в использовании средств минерального происхождения у коми-пермяков и коми-зырян является сходное применение глины (сёй). квасцов, соли (сов), болем-нитов (куль чунь). сгустков нефти (му сир) и других, но следует отметить, что у коми-пермяков при использовании минеральных средств, в большей степени, чем у коми-зырян, преобладал магический компонет. Это подтверждает использование коми-пермяками громовой стрелы, камня-седла и других.

Самым богатым, как было уже отмечено, у коми-пермяков был арсенал средств растительного происхождения. В народной лечебной практике использовались более 210 видов растений. Это представители 63 семейств, 54 вида из общего количества лекарственных растений края используются в гомеопатии. 72 растения имеют сходное применение в народной медицине коми-зырян, 19 видов растений совпадают с растениями, применяемыми в народной медицине Западной Европы (Андрейченко-Дерябина, 1963). Учитывая, что основными занятиями у коми-пермяков в этот период являлись земледелие и животноводство, население широко начинает использовать некоторые сельскохозяйственные культуры в народно-медицинской практике: овес (зор), рожь (рудзöг). ячмень (ид), лен, коноплю (пыш), а кроме этого лук (сугунь), капусту (азь), свеклу (горд куш-ман). Средства растительного происхождения были доминирующими в арсенале средств природного происхождения у коми-пермяков.

Проводя сравнительный анализ с арсеналом лекарственных средств коми-зырян, следует подчеркнуть, что их арсенал в силу природно-климатических условий был более скуден, но наблюдалось сходное применение некоторых лекарственных средств, приготовленных из дикорастущих растений, особенно болотных. Лекарственные средства из сельскохозяйственных культур использовались коми-зырянами в значительно меньшей степени, а у коми-пермяков же они становились в это время преобладающими.

Рассмотрев использование этносом арсенала средств животного происхождения, следует отметить, что широко использовались продукты охоты и рыболовства у всех этнографических групп коми-пермяков. Иньвенскими, косинскими, язьвинскими, зюздинскими, а позднее и гайнскими коми-пермяками стали повсеместно использоваться продукты от домашних животных и их различные ткани: желчь (сод), жир (гос), печень (мус), зуб (пинь), ногти (гыж). Следует отметить, что арсенал средств животного происхождения, связанный с охотой, у коми-зырян был богаче, чем у коми-пермяков, так как промысловая охота у них была одним из главнейших промыслов.

Роль бани в лечении болезней

Большую роль в жизни коми-пермяков играла баня, которая являлась непременным атрибутом, составной частью крестьянского быта. Рассмотрим некоторые аспекты использования бани в народной медицине края в исследуемое время.

В 1858 году Н. А. Рогов писал о значении бани: «...пермяки очень любят попариться: топят баню в страду по три раза, в прочее время по два раза в неделю. Оба пола парятся при весьма высокой температуре. В баню ходят сначала мужчины, потом женщины с детьми. Зимой и летом, в баню и обратно ходят в одной рубашке, чаще босые, редко в лаптях. Каждый имеет свой веник. После бани, уже в избе, все умываются, взрослые молятся Богу».

Оценка лечебно-профилактических свойств бани у пермяков была весьма высокой, что следует хотя бы из смысла поговорки: «Баня быдбс лечитас» (Баня все поправит). По своей сути использование бани в медицинской практике имело рациональную основу. Целебное действие тепла, массажа березовым и пихтовым вениками подкреплялось применением компрессов, ванн, ингаляций, растираний, отваров лекарственных трав. При простуде на каменку бани плескали настой мяты (сьблбмлечитантурун настойка), гушу ква-са (ырбш мякина), пихтовой хвои (ньывпу лыс), иногда заваривали хмель (таг) и вдыхали получаемые в результате этих действий пары. При ревматизме, ломоте в суставах, болезнях мышц парились веником из крапивы или пихтовым веником, накладывали на больные конечности компрессы из распаренного в кипятке тысячелистника, крапивы, подорожника и т. д. Распространенным лечебным средством при простуде и ревматизме были муравьиные ванны, которые приготавливались, как правило, следующим образом: из леса приносили муравейник, клали его в деревянную бочку (кадку), предварительно ошпаренную, заливали муравейник кипятком и затем сидели в этом отваре в бане. Чтобы вода не остывала, в бочку с отваром подкладывали горячие камни с каменки. Кожные заболевания лечили ваннами из шелока (кунва) и настоя пихты, ромашки. Детский диатез излечивали, паря детей вениками из черной смородины (сьбд сэтбр) и купанием в отваре калины. Больного желтухой парили вениками из конопли, а затем заставляли дышать дымом из рассыпанных на каменке семян, при чесот-ке (гыжне) парились в бане через день от 7 до 10 раз.

Баня использовалась в лечебной практике коми-пермяков очень широко, причем в ней сочетались как рациональные способы лечения, так и ритуально-магические. Среди рациональных особо пользовался большой популярностью и частично сохранился до нашего времени мыльный массаж «матегасьны. матегавны» (матег — мыло), который проводился в бане с целью излечения болезней мышц и суставов. Ушибленные места также «мылятся» в бане. В бане коми-пермяки лечили и так называемую «кочергу» или иначе послеродовой пушок у новорожденного. С этой целью ребенка около недели после рождения парили в бане. Но парила в этом случае не мать, а свекровь, или же пользующаяся авторитетом в деревне бабушка-знахарка. На четвертый день после того, как парили ребенка, по его телу катают шариком (комком) из свежего теста — собирают волосинки пушка. Тесто, как правило, готовилось с вечера. У гайн-ских и косинских коми-пермяков оно приготовлялось чаще из ржаной муки, у иньвенских — из пшеничной или ячменной. Готовилось оно на кислом молоке или воде. При этом знахарка читала кбрткыв (заговор) и брызгала енвабн (святой водой) ребенка. Кбрткыв (загр-вор) был следующего содержания: «Ен-батюшко, кагасб пывсьбта. миссьбта. мортб быдсбн порта. Аминь. Тридевяти аминь» (Господь батюшка, ребенка парю, мою, чищу, окончательно в человека превращаю. Аминь. Тридевяти аминь).

В бане же у детей до годовалого возраста вправляли голову, если она была деформирована.

У коми-пермяков баня широко использовалась и в лечебной магии. Особо она применялась для защиты от порчи роженицы и новорожденного ребенка. В ряде мест у коми-пермяков в банях совершалось такое магическое действо, как «смилитны» (прилюбить), имевшее целью добиться, чтобы девушку полюбил её избранник.

«Смилитны» осуществлялось следующим образом. Во время паренья девушка или женщина подбирала приставший к её телу березовый лист, сушила его, заговаривала, после этого клала в квас (ырбш), пиво (сур) или самогон (аскур) объекту любовных вожделений. В числе прочих существовал и такой приворотный заговор: «Кыдз няньтбг да ватбг он вермы овны, сщз метбг енлбн раб (ним) оз вермы овны. Me дынб локтас да мекбт кольччас» (Как без хлеба и воды не может человек прожить, так и без меня раб божий (имя) не сможет жить. Ко мне придет и со мной останется).

У коми-зырян для того, чтобы приворожить парня, девушки незаметно вытирали у них пот и колдовали над ним в бане.

От уроков, сглаза, порчи у иньвенских коми-пермяков лечили заболевших в бане на убывающей луне. Врачеватель или врачевательница рано утром до восхода солнца набирала воду из девяти ключей (öшымöсiсь), иногда число ключей было меньшим, но обязательным было как минимум три ключа. Баню топили днем. Знахарь тщательно мыл баню, при этом читал заговор или молитвы. Начиналось лечение заболевшего с двухразового обкатывания водой. Считалось, что сначала обливал мертвой водой, а потом живой. После этого начинал парить. Попарив в первый раз больного или больную, лекарь читал подобного рода заговор (кöрткыв): «Мушс асывöн Мария, а рытнас Парасковья. Вайисö сьбраныс куим кортовой есь. Шйон öвтюб, шедпсö, зыртюö ешпсь раблюь (ним) быдöс шогöттэсö, керöмсö, икотаэсö сьöлöм бердсис, мус бердсис, кынöмсис, коккезiсь, киэзюь, вирсис, юрсис. Кылö менам норыт осьтан, ом пбдналбм замок выло. Аминь» (Шла утром Мария, а вечерней зарей Парасковья. Приносили они 3 заступа железных, ими махали, откалывали, сдирали с раба божьего (имя) все болезни, сглаз, порчу, шеву от сердца, от печени, живота, от ног, от рук, из крови, от головы. Слово мое очень крепкое, уста мои замок, баню замыкаю. Аминь). Больного, как правило, знахарь парил трижды, после снова обливал водой.

При лечении глазных болезней врачеватели в бане брызгали грудное молоко от матери, кормящей грудью мальчиков, в глаза больному от 3 до 7 раз.

Большинство же лечебных приемов, осуществлявшихся в банях, носили на себе отпечаток некого магического действа. Так, например, при лечении головных болей, грыжи было принято «чертитны» (чертить — сербтны) по больному месту лучиной и заговаривать боль. Лучина (сартас) от расщепленного грозой дерева (чарбтбм пу) считалась более сильной.

Если человек надорвался, ему на пуп в бане ставили глиняный горшок и «вправляли» надорванный живот, также читая при этом заговор (кбрткыв). В некоторых случаях на пуп ставили черенком березовый веник (корбсь) и «вкручивали» его, крутя против солнца.

В бане осуществлялось не только лечение, но и профилактика болезней. Так, от злого глаза «вомдзасьбмись» (урочливости, сглаживания) особенно старались уберечь малолетних детей. С этой целью их парили в бане и брызгали от сглаза святой водой (енвабн). Эту воду припасали в Рожцество Христово, Пасху или Троицу, иногда приготовляли сами следующим образом: брали чистую воду из ключа (бшымбса). бросали в нее три тлеющих уголька из печи, читали заговор и молитву. Полученной водой брызгали и детей, и взрослых. Детей после бани опрыскивали еще и дома в середине крестьянской избы над матицей. При этом знахарь не говорил ни одного слова.

Лечение большинства болезней у коми-пермяков сопровождалось произнесением, как было уже отмечено, заговоров (кбрткыввезбн). и почти все заговоры и наговоры произносились в бане. В этих заговорах были обращения не только к божественным силам, но и к самой бане, ибо коми-пермяки свято верили в ее целебную силу.

Как только кто заболевал, бабушка-знахарка (тодюь) топила баню, куда вели больного или больную. Там, заварив веник, парили больного, при этом читая заговоры (кбрткывы). При лечении маленьких детей чаще читали заговор подобного рода: «Господи, благослови. Дай. Господи, здоровья всем младенцам. Банюшка-матушка. девяно-столетка! Кто расхитил и расщипал и сучья, и вершины, тот моего младенца сохрани и избавь от черного глаза, от белых глаз, от рыжего человека, от худой думы, злого колдуна». В то время, когда еще только распаривался веник, знахарка наговаривает на воду примерным наговором: «Господи, благоелави! Баенька-матушка. Соломея бабушка и теплая парушка! Парила, гладила, от грехов очистила». Заканчивая лечение, знахарка обычно приговаривала: «Дай. Господи. тебе (имя) доброго здоровья. Все болезни отступитесь в темные леса, на высокие кочки, в зыбучие болота, к старому хозяину. Избавь тебя. Господи, от всяких болезнен от коло тья, от горячки, от шепоты-ломоты». Существовали и многие другие заговоры, которыми пользовались знахари при лечении больных в бане.

Следует отметить, что в селах и деревнях Юсьвинского и Кудым-карского районов сохранилась традиция доброго отношения к бане и до настоящего времени. Нередко многие жители этих районов, заходя в баню, приветствуют (здороваются) с ней: «Аминь, Бог! Баня-матушка!» Помывшись и попарившись, выходя из бани, говорят: «Спасибо, баня матушка! Оставайся с Богом, со Христом!»

Несколько особняком среди народных врачевателей выделялись костоправы. Их лечебная практика не носила такого магического характера, как у знахарей и в основном опиралась на знание анатомии человека. В бане костоправы осуществляли лечение различного рода травм. Для этого они предварительно распаривали больного, растирали его маслом (ви) или жиром (гос. дзодзог гос — нередко применяли гусиный), а затем вправляли вывихи, делали массаж при различных ушибах, растяжениях мышц, опущении внутренних органов. На застарелые ушибы и растяжения мышц накладывали компрессы из льняного семени.

Необходимо осветить еще один аспект использования коми-пермяцкой бани, связанный с народной медицинской практикой, который раскрывает некоторые черты родильной обрядности коми-пермяков. У коми-пермяков роды чаще всего происходили в бане. Сами, так называемые «родины», проходили зачастую нижеследующим образом. Прежде всего, необходимо отметить, существовало поверье, что коми-пермячка-роженица должна была сама наносить дрова в баню и вытопить ее. Это влияло, считалось, на то, чторебенок вырастет крепким. Далее, бабитчиссез (повивальные бабки) вели эту женщину в жарко протопленную баню, где предварительно на полу бани расстилали свежую солому (идзас), на которую клали роженицу. Бабитчись бабки никогда не оставляли во время родов женщину-роженицу (кагаваись) одну. Считалось, что дух бани (банной, баняись, банной чуд) может причинить ей вред или подменить новорожденного ребенка (кага, пи). Если роды затягивались, то бабитчись бабки начинали мять женщине живот, трясти ее, приподнимать то за руки, то за ноги.

Хочется отметить, что иногда женщину «подвешивали» на банной полке. По мнению бабок, если ребенок шел правильно, то необходимо было подвешивать женщину на руках, если же идет неправильно — за ноги. Для облегчения родов роженице расплетали волосы, снимали все пояса, в том числе и лыковый (ни-новбй), пытались ее испугать, открывали двери бани, а если в деревне или селе была близко церковь, то просили «отворить царские врата». Сразу же после рождения ребенка коми-пермячка-мать сама или с помощью бабок мылась и парилась в бане и одновременно мыла и парила новорожденного ребенка (пи). Одна из бабитчись бабок в это самое время отправлялась на ближайшую речку (ю), где набирала пригоршней воду, которую обязательно черпала по течению реки. Она спускала воду по своему локтю (гырлзза) в лыковый туесок (нинтуис). При этом она читала подобного рода кбрткыв: «Ен ба-тюшко, отсав. Кыдз ваыс гырдза выдам оз видзсьы. сшз ась и енлбн раб вылын (ним) не вомдзасьбм. не кербм ась оз кутчисьб и оз видзчсьб. Аминь» (Господь батюшка, помоги. Как вода на локте руки не держится, так пусть на рабу божыо (имя) ни сглаз, ни порча не пристанут и не держатся. Аминь).

Таким образом вода черпалась через три раза по девять горстей, при этом счет, по сообщению В. М. Яновича, велся с отрицанием: не одна, не две, не три, не четыре и т.д. до девяти. Косинские и камские коми-пермяки в этом случае счет вели с девяти по убыванию, а именно: не бкмыс (девять), не кыкъямыс (восемь), не сизим (семь) и т. д. до не бт1к (один). Набрав воды, бабитчись бабка приносила ее в баню, клала в эту воду шом (угли). Они (угли) должны были быть обязательно березовыми. После этого знахарка трижды брызгала этой водой мать и ребенка. Обязательным условием было при этом — не разговаривать с матерью и ребенком. Имеется в виду с того момента, как знахарка-бабка вошла в баню с принесенной водой из речки. В. М. Янович отмечает, что новорожденному иногда прямо в бане на темечко клали немного соли в день рождения с целью защиты от злых духов.

Обычно на следующий же день после родов коми-пермячка-женщина приступала к ряне) топили к полуночи. Причем, топили очень жарко, но не мылись и не парились, а только кипятили воду. Для того, чтобы пройти испытание, надо было найти черную кошку (встречается чаще), черную крысу или собаку (у иньвенцев и косиииев), которые бы не имели в своей окраске пятен иного цвета. В бане их (кошек, собак или крыс) погружали в кипящую воду. Следует подчеркнуть — некоторые «опытные» колдуны заставляли кошек съедать обучающихся колдовскому искусству. Вслед за этим перед каменкой появлялась большая огненная собака, жаба или просто большие огненные глаза, которые считались чудскими (бесовскими) очами. Обучающимся колдовству необходимо было проходить через эту собаку, жабу или глаза и не испугаться. Если испытуемый проходил, то. считалось, приобретал колдовскую силу. Если же он или она пугались и не проходили это испытание, то, считалось, чуд мог и придушить их в бане.

Существовали и другие способы обучения колдовству. Так, иногда опытный коми-пермяцкий колдун впускал в баню красную собаку, которая тут же изрыгала на пол рвоту. Затем колдун выпускал собаку и предлагал обучающемуся колдовству вылизать собачью блевотину. Затем предлагалось снять с шеи крест и положить его на пол лицевой стороной вниз. На нательный крест сверху следовало положить другой крест, сложенный из двух лучинок, и встать на этот крест ногами, а затем обучающийся должен был отказаться от луны, от солнца, от родителей, от своих детей и от своей жены, заявив, что он их не знает.

В. М. Янович в этнографическом очерке «Пермяки» отмечает, что последним ответным испытанием для приобретения колдовской силы у коми-пермяков был отказ от христианского бога и «расстре-ливание» образов и нательного креста в глухом лесу в присутствии опытного колдуна. Исследователь края также описывает другой способ обряда посвящения в колдуны, когда старый колдун вызывает для испытания лягушку-матку, которая живет в воде и слушается только опытных колдунов. Ровно в полночь двери бани, где назначено испытание, открываются, и в них появляется огромная лягушка, которая раскрывает свою пасть. В эту пасть следует войти, но лягушка не позволяет сделать это сразу же, а отступает к раскаленной каменке, чтобы еще больше напугать будущего колдуна. Считалось, что те люди, кто проходил сквозь эту пасть, становились настоящими колдунами.

По другой версии, испытуемый коми-пермяк открывал дверь в баню, а за ее порогом лежал опытный колдун, который задавал испытуемому сложные вопросы, на которые следовало давать правильные ответы. После этого он (испытуемый) здесь же в бане должен был сварить черную кошку и проглотить (съесть) сорок ее костей. Это своей повседневной работе. При трудных родах роженицу с ребенком оставляли жить на некоторое время в бане. Мать и ребенок ни на одну минуту не оставались одни, без присмотра бабушек. Считалось, что ба-няись. банной чуд (банник) мог задушить и мать, и ребенка. Новорожденного целую неделю парили в бане березовым веником.

Аналогичным образом роды проходили и у коми-зырян. После родов роженицу и ребенка в течение двух недель или месяца ежедневно парили, сопровождая процесс парения читкой заговоров. Пока ребенка и роженицу трижды не выпарят в бане, их не показывали близким родственникам. В это время мужчины (и коми-пермяки, и коми-зыряне) в своей бане не парились, а ходили мыться и париться в баню к своим соседям.

Рассмотрим также некоторые аспекты роли коми-пермяцкой бани в системе верований и представлений. Внутренний мир бани был для коми-пермяка опасным. Считалось, что за каменкой в бане обитает банный чуд. В каждой бане был свой собственный банный дух — «ба-няись». «банной чуд». «силигун». «кулышяннэз». Образ духа бани у коми-пермяков не имеет внешнего облика. Иногда он воспринимался как некая бесплотная, невидимая сила, которая дает о себе знать, скребя и царапая потолок, двигая лавки, стуча о стенку и т. д. В результате установления контакта с мифологическими персонажами и потусторонними силами, который мог произойти в бане, можно было извлечь пользу для человека, обрести те способности, коими прежде он не обладал. «Для того чтобы хорошо научиться играть на гармошке, нужно взять нож. иголку, петуха, невыделанную коровью кожу, гармонику и вечером на святках идти в баню. Там разостлать кожу, на ней начертить ножом круг, иголку без ушка воткнуть в свою одежду и вызвать банного старика. Тот сначала поломает гармонику, потом снова сложит и затем начнет играть всевозможные мелодии. Играет он до тех пор, пока не пропоет петух, одновременно с этим он падает и исчезает. В результате смельчак усваивает все услышанные мелодии».

Наиболее очевидным свидетельством магической силы бани являются обряды посвящения в колдуна, которые, по поверьям коми-пермяков и коми-зырян, осуществлялись именно здесь. Они верили, что на колдуна можно обучиться, но процесс этот длительный, сложный и опасный для человека. Не каждый способен выдержать его. Но тех, кто успешно прошел все испытания, ждало последнее и самое сложное, после которого они только и могли приобрести колдовскую силу. Это последнее испытание, по поверьям коми-пермяков, происходило, как уже было отмечено, в бане после двенадцати часов ночи. Общим аспектом являлось то, что баню всегда коми-пермяки и задавало будущему колдуну сильную магическую силу.

У коми-зырян, по сообщению А. С. Сидорова, последнее испытание в обряде посвящения в колдуны также происходило в бане. Для того, чтобы овладеть колдовской силой также необходимо было в кипящую воду погрузить живую черную кошку без пятен и сварить. После этого, якобы в окошке бани появится лицо с двумя огненными глазами, величиной с кулак. Если испытуемый не испугается, то это страшное существо зайдет в баню уже в виде молодого человека и научит искусству колдовства.

Наивысшее могущество, по поверьям коми-пермяков и коми-зырян, колдун мог обрести, если вытащит собственными зубами зуб мертвеца (покойника).

В 1950-ые годы в д. Черной Юмского сельсовета нынешнего Юр-линского района (по рассказам старожилов этой деревни), старый колдун Сеня Гриша для передачи колдовской силы избрал двух своих девятнадцатилетних племянниц. Они пришли в черную баню к двенадцати часам ночи. Через некоторое время перед каменкой бани появилась большая огненная пасть. Колдун предложил через эту пасть сестрам пройти. Одна из сестер испугалась и ушла из бани. Другая сестра не испугалась и прошла через эту пасть. В этой деревне до сих пор считают, что эта женщина обладала большой колдовской силой. При жизни ее побаивались.

Итак, в повседневной жизни в быту, а особенно, в народной лечебной практике, бане у коми-пермяков принадлежала весьма большая роль. По сути, значение ее было многофункциональным. Она (баня) весьма широко использовалась для излечения различных заболеваний, при этом носила ярко выраженный магический характер, являлась главным санитарно-гигиеническим средством, играла важнейшую роль при родильных, свадебных и поминальных обрядах, а также служила своеобразной рекреацией, клубом, мастерской и широко использовалась как хозяйственное помещение.