Жизнь Перы и Мизи на Лупье-реке

Очень давно, тысячу лет назад, а может быть и больше, темные леса росли на месте наших деревень. Седой и старый, как Земля, Урал был покрыт густыми лесами. Человек с трудом пробирался среди них, больше по рекам на лодках-дол б ленках. Глухие были наши места, но много разной дичи водилось, зверей да птицы — тьма-тьмущая.

Населял в те старые годы нашу землю чудской народ. Чудские селения-то в лесах по речкам были разбросаны. Жилища себе чуди не строили, от непогоды укрывались в ямах-землянках. Землю не взделывали, коров да лошадей не разводили, а пропитание находили на реках да в лесах. Рыбу ловили по речкам. Кедровые орехи да травы собирали. Охотились в уральских пармах на зверей и птицу. Кто попадет — тетеря или рябчик, лось или медведь, белка или куница — все шло на пропитание, все шло на обзаведение в хозяйстве.

Не знали ни ружей, ни пороха, с луком и стрелами ходили на охоту, слопцы на зверей ставили. Найдут в лесу тусяпу, запарят, согнут в дугу, завяжут лосиным сухожилием — вот и оружие готово.

Славились на охоте среди чуди два брата — Пера и Мизя. Жилье свое Пера и Мизя имели по лесной реке Лупье, что течет в Каму, на парме, у самой деревни Мэдгорт. Стоит та парма высоко у Лупьи-реки, и виден с нее во все стороны лесной край.

Была у Перы и Мизи красавица сестра, да, сказывают, жила та сестра далеко-далеко на севере, подле холодного моря. Владела она несчетными стадами оленей. Очень любила она оленей, потому и ушла жить в далекий край, к холодному морю, где было много мхов для их пропитания.

Стройный, как сосна, кудрявый, как кедр, Пера обладал богатырской силой. Не было сильнее богатыря среди чудского народа. Кинуть стопудовый камень за десять верст для Перы было ребяческой забавой. Пера-то с Мизей еще маленькими ребятами перекидывались большими камнями, как шариками. С пармы на парму камни-то бросали, кто дальше бросит.

Увидел однажды Пера большую галю, что лежала у их селения, велика была галя, больше избы величиной, схватил ее и хотел на другой берег Лупьи-реки перекинуть, да сорвалась галя-то, прямо в Лупью-реку упала. Лежит галя поныне на дне Лупьи-реки близ старой деревни Мэдгорт. Болыпущий-преболь-шущий камень-то, всю реку перегородил. Да глубока Лупья-река, скрыла она холодными водами ту галю. Только летом, когда вода спадает, можно ее увидеть.

Прослышал чудской народ про силу Перы и прозвал его Пера-богатырь.

Нашел Пера-богатырь в лесу трехсаженную елку, согнул лыжи, из длинного и упругого тусяпу, сделал лук, тетиву изготовил из лучших оленьих сухожилий. Из шкур лосей сшил себе теплый совик.

Далеко ходили Пера с Мизей ловить рыбу. По Каме, Иньве, Велве, Вишере рыбу-то ловили. Пойдут с утра на лыжах рыбу-то на Иньву-реку ловить, морду и сети с собой заберут, а к вечеру на Лупью-реку возвращаются — десять больших пестерей рыбы принесут.

Быстрей, чем на лыжах, ездил Пера на собаках. Было у него десять долгоногих собак. Запрягал он их в нарты и в один день обертывал до тех низовьев Камы, что у Орла-городка. Ездил он на собаках и к холодному морю — сестру повидать, в великих озерах рыбу половить. Много земель исходил и изъездил Пера. От Камня* до Кая, от Вишеры до Иньвы всю землю уральскую обошел Пера на трехсаженных лыжах, изъездил на долгоногих собаках. И не было среди чуди охотника лучше Перы. Сила у него в руках была богатырская.

Встретил он в лесу медведя, медведь-то не уступил ему дороги — все когти тому медведю вырвал Пера-богатырь, одной рукой того медведя удушил. Убьет в лесу Пера-богатырь лосей или оленей каких, свяжет им ноги, насадит на пику, взвалит на плечо и несет домой. По два, по три лося зараз приносил.

По всему большому Уральскому краю все, от мала до велика, знали про славного охотника Перу-богатыря. Делился, видишь ли, Пера-богатырь со своим народом, то помогал слабым и хилым.

Перевод с коми-пермяцкого: В. В. Климов

Ссылки по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *