Пера-богатырь и леший

Густые и темные леса окружали Мэдгорт. И жил в тех густых и темных лесах хозяин всей лесной дичи — лешак, а звали его Висел. Жил лешак со своим семейством у Кайского волока, на высокой горе, в треугольном доме. Вся дичь лесная у лешака была под началом, все птицы да звери в его руках были.

Ростом Висел был высокий, выше леса, ноги у него были долгие, лапти носил большущие.

Идет по лесу — шумят-трещат деревья, вершины до земли сгибаются. Сделается Висел вихрем — корежит-ломает вековой лес, деревья с корнем вырывает, закружит-завертит лешак — север-ветер поднимается, с ног сбивает, уносит все на пути. Как заревет Висел: «Ах-хай! Ах-хай!», да как засвистит, застучит по деревьям: «Чол! Чол! Чол!» — задрожит лес, мурашки по телу пробегут. Скажут люди: «Лешак идет», — и прячутся в свое жилье.

Шибко обижал Висел чудской народ, много ему всяких зол чинил. Украдет у охотников дорогу в лесу — ходят-ходят охотники, ни дичи не найдут, ни дороги не найдут, пустыми домой вернутся. Голова у охотников от таких его проказ дикая делалась. Разве который охотник догадывался вовремя одежду наизнанку надеть, или там шапку задом наперед, стельку перевернуть да тем и путал лешака.

Не дай бог на пути ему встретиться. Увидит леший встречного, сделается вихрем. Завертит-закружит, унесет человека, в своем хозяйстве заставит ро-бить. А робить в хозяйстве лешака, сказывают, нелегко, в пять годков от лешачьей работы молодые стариками делались.

Упрямые перечить начнут лешему, да дело пустое: свяжет, посадит на высокую ель, так там и оставались.

Ублажить было Висела чудские люди хотели. Состряпают рыбный пирог из окуней, убьют собаку, возьмут яички от черной птицы — сказывают, это его любимые кушанья,— на заходе солнца отнесут в лес, положат на осиновый пень, крикнут три раза:

— Висел! Гостинцы тебе принесли — ешь, а нас не трогай!

Да где тут! Придет Висел, все съест да больше лютует. Других, видишь ли, подарков добивается.

Невмоготу стало чудским людям от лешака. Выбрали стариков и послали к Пере-богатырю просить избавить от его бесчинств.

Вознегодовал Пера-богатырь. Стройный, как сосна, кудрявый, как кедр, сделался Пера-богатырь мрачнее Камы-реки в непогоду. Надел теплый совик, взял упругий лук да широкий колчан с острыми стрелами, приладил трехсаженные лыжи, пошел в лес искать дорогу Висела.

У лешака, слышь ты, своя дорога в лесу была, прямая — как по линейке проведенная. Висел-то людям строгий запрет дал: не выходить на его дорогу. Расправлялся с ослушниками-то. Ни один ослушник не уходил с его дороги живым. Помнили охотники тот запрет. Наказывали старики молодым:

— Встретишь в лесу дорогу Висела, на то место не ложись, огня не делай. Придет Висел, убьет тебя на этом месте.

Знал Пера-богатырь про запрет лешака, да встретиться ему с ним надобно было. Возвращались с лесования охотники, увидели Перу-богатыря, кричат:

— Что ты, Пера-богатырь? Нельзя на этой грани огонь разводить, убьет тебя Висел.

Тряхнул Пера-богатырь кудрявой головой и стоит себе на своем:

— А я разведу!

Скрылось солнышко за вершинами елей, поднялся вихрь, подул север-ветер, встал перед Перой-богатырем Висел с лицом без бровей, выше леса головой. Закричал — листья с деревьев попадали.

Убирайся с дороги, человек! — кричит Висел Пере-богатырю.

Стройный, как сосна, поднялся Пера-богатырь — земля затряслась под его ногами, — сказал Виселу:

— Я спать хочу и никуда не пойду.

— Слышь, Пера, дорога моя, — говорит Висел, — не хочешь уходить — силой мериться давай. Осилишь — будешь дорогой владеть.

Решили Пера с Виселом силой мериться. Выдернул Висел бревно десятивершковое, из него палицу сделал. Уселись Пера-богатырь и леший друг против друга, взялись за палицу, начали тягаться. Хитрый и сильный был Пера-богатырь. Зацепил он свой ремень за кедровый пень. Тянет-потянет Висел Перу-богатыря на себя — даже пень затрещал. Еще немного — и осилил бы Висел Перу-богатыря. Трещит пень, почти с корнями из земли лезет. Услышал Висел треск, испугался, спрашивает Перу:

— Что это, Пера, у тебя за спиной трещит?

Схитрил Пера, отвечает Виселу:

— Сила великая в меня с треском входит. Много уже силы-то в меня вошло.

Сказал Висел Пере-богатырю:

— Ух! А у меня-то вся сила вышла. Ты, Пера, осилил. Сильнее меня будешь. Будь, Пера-богатырь, моим большим братом. Лесную дичь под твое начало отдам.

Пошли по лесу Пера-богатырь с Виселом вместе. Звери и птицы встречные им кланяются. Хвастается леший:

— Видишь, Пера-богатырь, вся дичь лесная у меня под началом. Сколько угодно бери, Пера-богатырь, рябков, тетерь, белок, куниц, оленей и сохатых.

А тут и ночь пришла. Порешили Висел с Перой себе ночлег устроить, нодью сосновую сделать. Сломали сухие деревья, положили их друг на друга, подожгли. Подле горящих деревьев хвою пихтовую подостлали да улеглись: Пера-богатырь по одну сторону от нодьи лег, леший — по другую.

Злобен был Висел, захотел уничтожить Перу-богатыря, пустился Висел на хитрость. Спрашивает он у Перы-богатыря:

— Ты, Пера-богатырь, как спишь?

Смекнул богатырь, но и виду не подал, ответил:

— Сплю я, Висел, как кряж: изо рта у меня дым валит. А ты, Висел, как спишь?

— Когда я сплю, хвоя с деревьев валится, — ответил Висел.

Скоро заснул и захрапел леший: от лешачьего храпа хвоя с деревьев посыпалась. Услышал Пера-богатырь лешачий храп, встал, на свое место толстый кряж положил, совиком его прикрыл. Подле изголовья дымящуюся головешку положил да укрылся за столетний кедр — два человека кедр тот не обхватят. Ждет Пера-богатырь, что дальше будет.

Вся хвоя с ближних пихт, сосен и елей, что подле нодьи-то стояли, на землю от лешачьего храпа попадала, пока Пера ожидал. Висел в полночь проснулся. Смотрит туда, где Перы-богатыря спанье-то было, видит: лежит он под совиком, а из-под изголовья дымок идет. «Спит, значит, Пера-богатырь», — решил Висел.

Взял лешак пику — остра была железная пика у лешака, — положил в огонь. Вытащил раскаленную пику, подпрыгнул выше высоких сосен да изо всей силы всадил ее в кряж.

— Конец тебе, Пера-богатырь! — закричал Висел.

А Пера из-за кедра смотрит на подлость лешего, натягивает упругую тетиву лука и думает: «Подожди, злодей!»

Метко стрелял Пера-богатырь, прямо в сердце Виселу попала его острая стрела. Взвыл леший:

— Ой! Ой! Ой!

Потряс громкий и страшный крик Висела воздух, завертел-закружил ветер. Будто небо упало, ломая столетние деревья. Зашатался леший, схватился за грудь, понесся на долгих ногах к логову своему. Еле-еле поспевает за ним Пера-богатырь. Добежал Висел до треугольной избы у Кайского волока, открыл дверь да на пороге, как колода, и повалился. Вытащил Пера-богатырь его, бросил в ловчую яму для лосей.

Вошел Пера в избу лешего. В избе-то два малых сына Висела и какой-то старый человек были. Забились в угол, боятся. В большом страхе Висел их держал. Старый человек старухой оказался. Лешак ее от людей еще молодой унес, как жену держал.

— Выходите! — крикнул Пера-богатырь.

Старуха вышла, дрожит. Спрашивает Перу-богатыря:

— Как ты его убил?

Рассказал ей Пера-богатырь.

— Он, лешак-то,  говорит старуха, — совсем меня замучил.

Спрашивает ее Пера-богатырь:

— Ты, старуха, из наших будешь?

— А как же, — отвечает старуха, — из ваших. Молодую меня Висел от людей увел, а от его насильства, видишь, старухой стала.

— Пойдем со мной, старуха, — сказал Пера-богатырь и вывел ее из лешачьего леса к людям.

Потом-то Висела дети, слышь ты, сказали всем лешим, что Пера-богатырь убил их отца. Висел у леших лесным царем считался. Собрались лешие, пришли из далеких лесов три брата Висела. И Виселиха пришла. Стали лешаки мстить Пере-богатырю за Висела. Никак не отобьется от них Пера-богатырь.

Прослышала сестра Перы-богатыря, что одолевают лешие ее брата-то. Запрягла в нарты быстроногих оленей, как ветер прилетела от холодного моря к Лупье-реке. Сила у нее была под стать брату. Взяла она двенадцать пар негнутых еловых полозьев, бросила их в леших. Испугались лешие Перы и его сестры. В дальние леса за Камень убежали.

После-то Пера-богатырь ходил в дом лешего, Висе лиху там встретил. Завтрак Пере-богатырю Виселиха приготовила. Поел Пера-богатырь, а потом сказал:

— Лесовать схожу.

Виселиха попросила:

— Когда вертаться будешь, постукивай луком о деревья. Услышу — обед приготовлю.

Сделал Пера-богатырь все, как Виселиха говорила. Встретила лешачиха его, накормила. На другой день опять ушел лесовать Пера-богатырь, а когда возвращался, не стал постукивать луком. Подошел к окошку, видит: Виселиха голову чешет, порчу напускает. Она знахаркой была. Много порчи в народ пустила. Никакие захматы от ее порчи не оберегали. Рассердился Пера-богатырь на то — убил Виселиху.

Лешие узнали, как он с Виселом тягался, испугались силы Перы-богатыря, убежали из уральских лесов, освободили пути лесовщикам. Перестали с того времени народ тревожить.

Ссылки по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *